На главную · Файловый архив · Статьи Сталкер: Тень Чернобыля | Сталкер: Чистое небо | Сталкер: Зов Припяти
Рассказы по миру Сталкера: ч.1, ч.2, ч.3, ч.4, ч.5, ч.6, ч.7, ч.8, ч.9, ч.10
Книги по Сталкеру
Стругацкие:
Пикник на обочине
Александр Вороненко:
Охотники за счастьем
Александр Громов:
Игра в поддавки
Александр Зорич:
Беглый огонь
Полураспад
Клад Стервятника
Котелок патронов
Группа эскорта
Александр Навара:
Злая война
Александр Радин:
Летописец отчуждения
Александр Шакилов:
Каратели
Хозяин Янтаря
Алексей Бобл:
Воины Зоны
Пуля-квант
Алексей Гравицкий:
В зоне тумана
Зачистка
Аномальные каникулы
Алексей Калугин:
Дом на болоте
Мечта на поражение
Пустые земли
Алексей Молокин:
Блюз "100 рентген"
Алексей Степанов:
Дезертир
Сердце Дезертира
Андрей Буторин:
Клин
Андрей Лазарчук:
Спираль
Андрей Чернецов:

Конь бледный
Андрей Левицкий:
Выбор оружия
Сердце Зоны
Сага Смерти: Мгла
С.Х.В.А.Т.К.А.
Левицкий, Жаков:
Охотники на мутантов
Змееныш
Андрей Ливадный:
Контрольный выброс
Анна Китаева:
Одержимые Зоной
Антон Первушин:
Первая экспедиция
Львиное сердце
Василий Орехов:
Зона поражения
Линия огня
Сектор обстрела
Клеймо зоны
Виктор Ночкин:
Слепое пятно
Пищевая цепочка
Череп мутанта
Владимир Березин:
Группа Тревиля
Владимир Васильев:
Прятки на осевой
Дети дупликатора
Владимир Лещенко:
Полет Кондора
Владислав Выставной:
Убить зону
Вячеслав Шалыгин:
Обратный отсчет
Черный Ангел
Тринадцатый сектор
Вячеслав Шульга:
Берег дна
Дмитрий Янковский:
Эпицентр удачи
Дмитрий Силлов:
Закон снайпера
Закон Меченого
Закон наемника
Евгений Прошкин:
Смертники
Палачи
Ежи Тумановский:
Два мутанта
Елена Долгова:
Отступник
Лев Жаков:
Во имя Зоны
Леонид Кудрявцев:
Пуля для контролера
Михаил Успенский:
Остальное судьба
Роман Глушков:
Холодная кровь
Свинцовый закат
Роман Куликов:
Связанные Зоной
Штык
Cергей Вольнов:
Ловчий желаний
Zona Incognita
Режим Бога
Cергей Клочков:
Лунь
Фреон
Сергей Недоруб:
Песочные часы
Тайна полтергейста
Горизонт событий
Сергей Палий:
Бумеранг
Монохром
Сергей Слюсаренко:
Кубатура сферы
Константа связи
Юрий Бурносов:
Точка падения
Зборники:
Тени Чернобыля
Зов Припяти
Чистое небо

Вся информация по Сталкеру

Рассказы по игре Сталкер

Рассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - Freeman - Последняя ходка
Игра - S.T.A.L.K.E.R.
Автор - Freeman
Название - Последняя ходка

Зачастую, цена спасения чужой жизни очень высока.

Но находятся люди, готовые заплатить эту цену.

 

Последняя ходка.

 

 

… среди прочего хлама, в кабине лежала тетрадь обратной стороной вверх, обычная школьная тетрадь в 12 листов, еще советских времен. Над таблицей умножения, как бы насмехаясь над ситуацией, были написаны выдержки из правил дорожного движения. Я поднял тетрадь и выбрался из кабины перевернутого грузовика. На лицевой стороне светло-зеленой обложки, кроме нескольких отпечатков крысиных лапок измазанных кровью, ничего не было. Тетрадь была пропитана влагой, и от того потяжелела и местами разбухла, теряя ровную форму листа. Бегло заглянув внутрь, я понял, что это чей-то дневник, подчерк был не ровным, явно мужской и особыми каллиграфическими излишествами не страдал. В начале каждой страницы стояла дата и время. Записи велись то в каждую клетку, то через клетку. По краям тетради, отсырев от вчерашнего дождя, расплылись чернила, сливая строчки воедино, голубым ореолом. Тетрадь была исписана наполовину. Я привык относиться к таким находкам бережно. Мало ли какую информацию может хранить в себе такой дневник.

Спрятав его в рюкзак, я поднял дробовик и обошел машину. В полумраке перекошенного тента что-то шевельнулось. Не делая резких движений, я снял с пояса фонарик и, прижав к ружью, щелкнул выключателем. В свете луча на меня метнулась крыса, я едва успел увернуться, но она, промахнувшись, вопреки ожиданиям, продолжила свой путь вдоль ручейка, не обращая на меня внимания. Я оглядел окрестности, и нигде не заметил ее сородичей, - это было, по крайней мере странно. Внимательно обведя светом фонарика кузов, и не увидев больше никаких признаков жизни, среди деревянных и металлических ящиков, я протиснулся под тент, чтоб проверить их содержимое.

Ничего ценного в большинстве из них не было. Самый дальний от выхода ящичек был покрашен оранжевыми люминесцентными полосами по диагонали, и больше напоминал алюминиевый чемоданчик без ручки. Впрочем, застежки подстать чемоданчику на нем присутствовали, как и тот признак, что крышка имела меньшую высоту чем основание, только он был перевернут. Я отложил в сторону ружье, и достав счетчик Гейгера, поводил им вокруг ящичка. Убедившись в отсутствии радиации, взялся его переворачивать. Это далось мне не легко из-за внушительного веса. Убрав счетчик, и зажав в зубах фонарик, щелкнул застежками. Еще секунду поразмыслив, я приподнял крышку. Резкий удар по зубам сбил меня с ног, ударил спиной о контейнер и повалил на бок. Вокруг стало темно. Во рту ясно различался вкус крови. Облизав языком губы, я определил, что порезана верхняя губа. Постепенно глаза привыкли к полумраку, и предметы стали различимы. Оглянувшись на ящик, я увидел, что тот продолжает невозмутимо стоять с закрытой крышкой, но отщелкнутыми замками, а рядом с ним валяется мой фонарик. Точнее то, что от него осталось. Искореженный корпус, местами разорванный в клочья, местами сплющенный вместе с батарейками. Шесть светодиодов, которые являлись источником света, валялись неподалеку, с виду не поврежденные. Смачно выругавшись про себя, я присел, и, собрав останки фонаря, ссыпал их в нагрудный карман. В голове нарисовалась картина произошедшего.

Мощный гравитационно-магнитный артефакт, даже ящик под него не похож на обычный контейнер для таких предметов, и вес у него неслабый, такой в рюкзаке долго не потаскаешь. Какой же он мощности, если меня чуть своим же фонариком не убило? Хорошо что голову под действие поля не подставил, хоть и жаль, что не успел ничего разглядеть. Немного отдохнув, я поднял охотничье ружье и спрятал его в заплечную кобуру. Защелкнув замки на ящике, вытащил его на улицу.

Выбравшись наружу, я посмотрел на часы, и взглянул на небо. Небо по обыкновению было серым и пасмурным, но дождя явно не предвиделось. Если небо не прояснится, то у меня в запасе два - три часа до сумерек. Без ящика я дошел бы до границы зоны часа за полтора, а с ним будет тяжеловато, в нем килограмм 25-30 веса. Недолго думая, я принес рюкзак и вытряхнул на камни все его содержимое, аккуратно натянул рюкзак на ящик, а в оставшееся место сложил прочие ценные вещи и хабар, который мне посчастливилось найти в этой еще не завершенной ходке. Пришлось пожертвовать кое-чем, но по обыкновению я просто и легко расстался с вещами, представлявшими теперь меньшую ценность. Еще раз внимательно оглядевшись, прислушавшись и принюхавшись, я не почувствовал никакой опасности. Даже ставшая привычной тишина, которая временами давит до звона в ушах, нарушалась мерным журчанием ручейка, бежавшего по дну оврага между камней.

Поборов желание умыться из ручья – вылил на голову немного воды из фляги. Слишком рано в этом году сюда пришло лето. Вскинув рюкзак на плечо, я поднялся по крутому откосу на дорогу. В спине больно саднило, не избежать хорошего синяка или ссадины. Еще раз взглянув на небо и часы, я повернулся и пошел в сторону будущего заката, по привычной мне дороге, а мысли об увиденном постепенно вытеснив боль и тяжесть набитого рюкзака, заполнили мою голову.

Странно это все. На машине тут от силы минут 15-20 езды до блокпоста. Не похоже чтоб они сильно гнали, так чтоб не заметить поворота перед оврагом, да и тормозного следа нигде нет, до самого края. Я и заметил то аварию только по поломанным кустам. Как водитель их мог не заметить? Даже ночью? Удивительно что нет никого, не могли же ученные ехать без сопровождения военных, тем более с таким грузом. И если бы они все погибли, то наверняка бы их искали, и уже нашли. Хотя четыре дня назад, когда я направлялся в зону, аварии не было. Видимо это случилось накануне. Надо будет по возвращению связаться с давним армейским другом Комаром, у меня был записан телефон военной лаборатории, в которой он работает помощником какого-то доктора наук физика-ядерщика, на северо-востоке зоны.

Вспомнились годы совместной службы на севере Чечни, в горячее послевоенное время 2000-2001 года. Мы, тогда еще молодые пареньки, дежурили в одну смену на КПП, и охраняли южный периметр. Женька прозвали Комаром, за его внешний вид, он был худым и костлявым, а после того как он заявил, что его ник в Интернете – Вампир, кличка Комар за ним закрепилась всерьез и надолго. Примерно с пол года назад, я случайно столкнулся с ним, когда продавал артефактную гайку проезжей группе ученых. На долгий разговор у нас не было времени, но обменяться адресами, телефонами и последними новостями мы успели.

…Через два года после “дембеля”, бросив институт, он пошел контрактником. В конце 2004 он был в составе миротворцев в Ираке, а в 2006 сразу после взрыва, он был востребован в роли командира части на периметре зоны. Спустя почти пол года после катастрофы, он попал под второй взрыв. Второй взрыв не был взрывом по сути, как сейчас известно, это был выброс большой мощности, первая тогда, и до сих пор не изученная аномальная активность зоны. Теперь она повторяется со строгой периодичностью. Чудом уцелел Комар. Случайно он оказался в трех километрах от части, и в момент выброса инспектировал подземный бункер, хотя разум его покинул на неделю. После лечения в госпитале, он дослужил еще пол года, но контракт ему не продлили. Из-за частых вылазок в зону, небольшими группами сопровождения ученых, он не мог больше жить без нее, и потому вспомнив свои отличные оценки по физике в школе, и физико-математический факультет в институте, который так и не окончил по своему раздолбайству, попросился в помощники к ученым изучающим зону. Они ему не отказали, так мы и встретились снова…

Пора сворачивать с дороги, дальше она ведет прямо к блокпосту. Сумерки сгустились, но до периметра осталось минут 10 ходу. За следующим пригорком будет видно ограждение зоны. Двойной забор, обнесенный колючей проволокой, между ними разровненный песок, изобилующий минами, ловушками, растяжками и сигнализаторами пересечения периметра, а далеко справа, в трех километрах, блокпост с дежурным взводом солдат, курсирующим вдоль этой части периметра на БТРе. С ними то и не желательно сталкиваться. Могут принять за браконьера или мародера, отнять все вещи и посадить до выяснения. Но к тому времени как я доберусь до забора, они загонят БТР в гараж и не высунуться до утра, если их не поднимут по тревоге. Мысли вернулись к перевернутому грузовику.

Водитель мог устать и уснуть, что маловероятно, не мог он ехать так долго внутри зоны. И тут в голове всплыла догадка, после которой, по спине пробежал холодок, и встали дыбом волосы на коже. Рука непроизвольно потянулась к винтовке. Контроллер! Это мог быть только он. Тогда объясняется пропажа всех тел, отсутствие группы поиска и вообще признаки человеческой активности после аварии. Да и сама авария становится понятна. Контроллер может управлять людьми, но машинами через людей ему управлять не под силу. Вот и катилась машина прямо, не разбирая дороги. Когда же это случилось? Прошло достаточно времени, чтоб мотор остыл и зомби ушли, но по опыту, я знаю, что контроллеры так быстро не перемещаются по зоне. Да и не подходили они ранее так близко к периметру. Серьезной опасности я себя подвергал, обшаривая грузовик. А все-таки, что бы ни говорило для прессы правительство – зона продолжает расти и развиваться. Доказательство тому - выбросы, период между которыми за последний год сократился почти на сутки.

Вот и забор. Все мысли прочь, предстоит работа по преодолению этой преграды. Сложив вещи у забора и вырезав достаточных размеров дыру в сетке кусачками, я приступил к поиску мин и ловушек. Справиться с ними быстро не удалось, без фонарика пришлось туго, изготовлять факел я не стал, блокпост хоть и в трех километрах, но в прямой видимости. Еще с подготовки нашей группы к боевым действиям в Чечне, когда нам читали курс лекций разведывательно-диверсионных групп, я помню, что в сумерках огонь видно за 5 км, а темной ночью, горящий сигаретный бычок, легко уловим угловым зрением почти до километра. Очень сильно мне помогали те лекции в теперешней обстановке, и не раз они мне спасали жизнь. Я их тогда слушал только от нечего делать, а сейчас был благодарен преподавателям за потраченное на меня время.

Вот и внешний забор, мин не оказалось, зато с сигнализатором пришлось повозиться. Хорошо, что набор проводов с крокодильчиками на концах, всегда со мной. Сказываются саперные курсы неоконченной военки. Я переправил вещи через песчаную насыпь, слегка забросал следы на песке и, взвалив рюкзак который после отдыха от него показался еще тяжелее, окинул последним взглядом оставленную мной зону. Звенящая тишина, вытеснив мысли, накатилась на мой мозг. Только теперь понял я, насколько устал. Вся эта нервотрепка с аномалиями и обитателями зоны, беготня от слепых псов, более суток шедших по пятам и заставляющая решать их замысловатые ребусы. Только здесь, за пределами зоны я почувствовал усталость. Силы мои оставались там, за забором. Там я был сталкером, по кличке Свободный, а здесь я превращался в обычного человека. Уставшего от такой жизни человека.

Каждый раз, выходя из зоны и чувствуя неимоверную усталость, я проклинаю тот день, когда впервые пересек её границу. Я даю себе слово больше никогда туда не возвращаться, и уехать подальше от нее, но, увы. Максимум через два месяца, я не нахожу себе места, и к исходу третьего иду в зону, даже если нет особой цели для ее посещения. Так было и в этот раз. Я шел туда без цели, и, пробыв там всего четыре дня, устал так, как наверно никогда в этой жизни. Жизнь проходила именно там, в зоне, а в перерывах между посещениями тянулось время, подобно зажеванной ленте в магнитофоне – скучно, муторно, противно. Зона как наркотик затягивала меня в свои сети. И с каждым разом я заходил все глубже в ее недра. Там, в глубине зоны, я впервые встретился с карликом. По удачному стечению обстоятельств, и благодаря разбитому теперь фонарику я выжил в схватке с этим монстром. Но встречу с ним я прочел как предостережение, дальше заходить опасно, дальше у зоны есть хозяин, вполне материальный и не в меру опасный хозяин, и это чувство опасности просыпалось во мне именно в зоне. За ее пределами, готовясь к новой ходке, я был готов пересечь зону от края до края, сверившись заранее с графиком и направлением ожидающихся выбросов. Но, попадая в нее, у меня просыпались те самые чувства, которые я хорошо помнил со времен операций по зачистке леса от снайперов, обстреливающих наш КПП на окраине Гудермеса. Страх, и уверенность, паника и самообладание боролись во мне. И это пьянящее чувство победы разума и смелости над низшими инстинктами, вот что тянуло меня обратно в зону. Сейчас мне все это кажется ненужным риском и напрасной тратой сил. Сил, которых уже не осталось. Глаза слипаются, но надо дойти до дома. Еще полчаса. Я продержусь. Я смогу.

Повернувшись спиной к зоне, я уверенно зашагал в сторону дома…

***

… -Алло!

- Слушаю, - не слишком приветливо ответил голос из трубки.

- Мне бы Комара… э-э-э, Евгения услышать хотелось бы - сказал я.

- Щас, - нарочито делая нажим на букву “щ” произнес голос – Женек! – послышался в трубке все тот же голос, но обращенный явно к моему другу, – Эй! Комар! Сними свои чертовы наушники.

Через секунду тишины трубка характерно стукнулась о поверхность стола, и все стихло. Хе-хе, а он совсем не изменился, подумалось мне, и я вспомнил случай, когда Комар пропустил построение, из-за своей любви к громкой музыке индустриального направления. Тогда комвзвода разбил его плэйер у него же на глазах, и до самого дембеля Комара мучила ломка по любимой музыке. Послышались шаги и со стола взяли трубку.

- Кому еще, в такую рань не спится? – послышался давно знакомый голос, приобретший за прошедшее время немного хрипотцы.

- Какая рань, полдень на дворе! – заявил я с сарказмом.

- О! Рад тебя слышать Димыч! – неожиданно быстро узнал меня Комар.

- Я то как рад. Даже слезы наворачиваются, - говорил я почти правду, – только вот плакать давно разучился.

- Как дела то у тебя, друг - сталкер?

- Вот вчера с ходки вернулся, есть что тебе показать. Сам я не знаю, что с этим делать. Продавать не буду, не мной найдено. И не хочется чтоб в плохие руки попало – перешел я сразу к делу.

- Хм… у меня сейчас времени не много, я собираюсь на поиски научно-исследовательской группы. Должны были вернуться три дня назад, но что-то запропастились. А скоро будет выброс в сторону, где они обосновались. Надо поторопится.

- Ну смотри, вещица полежит у меня до твоего возвращения, как освободишься - заскочи, глянь, а то я не знаю что с ней делать – повторил я.

- А на что хоть она похожа?

- Ящик такой, с виду алюминиевый, но тяжелый. Покрашен оранжевыми полосами по диагонали. В углу, на крышке, выгравирована надпись в треугольнике “ВЗ ВНИЛ”, - произнес я монотонным голосом.

- Что? “ВЗ ВНИЛ”? – удивленно спросил

- Комар, - точно “ВЗ ВНИЛ”?

- Ну да, “ВЗ ВНИЛ”, - подтвердил я – как слышно? Прием? – начал я было прикалываться над Комаром.

- Ты проживаешь по тому же адресу что мне давал? – зачем-то спросил он.

- Да.

- Сиди дома, никому не рассказывай про находку, и не открывай ящик, я приеду как только смогу – решительным голосом произнес Комар.

- Ладно – последнее что я успел сказать в летящую с той стороны на рычаг трубку.

- Ту… Ту… Ту… Ту… - все что я услышал в ответ.

Странно подумал я…

10.04.2011 21:30

Сегодня на обед ели рассольник и тушеную капусту на второе. Что-то не сложилось. Мутит и крутит уже опустошенный желудок. Ужин из-за этого пропустил. Надо высказать повару свои претензии. С утра ученые начали собираться в поход. Думаю напроситься с ними. Никогда ранее таких вылазок они не совершали. Как я понял, они готовят походную лабораторию для работы в зоне. Собрались всерьез и надолго. Не меньше чем на пару недель. Изучают графики выбросов и подготавливают снаряжение. Поговаривают, что нашли какое-то “хранилище”. Что это за хранилище и что оно хранит никому толком не известно. А если кому и известно, то об этом умалчивают.

Послезавтра будет 6 лет со дня большого взрыва. Ученые отмечают эту дату обильным возлиянием спиртного, но при этом пьют молча, почти не переговариваясь и не чокаясь. Такое поведение понятно, но действует на сознание угнетающе. У большинства из этих ученых в зоне погибли друзья, а у некоторых родственники. По непонятным причинам мало кто из них в этот день пьянеет, хотя пьют не меньше обычного. Думаю, раньше 14 числа они не смогут выехать. В зоне пить не принято. Сталкеры уверяют, что пьяным в зоне долго не проживешь, хотя некоторые из них носят с собой фляги со спиртом, чтоб обрабатывать раны, снимать боль и усталость малыми дозами.

Единственные кто плюют на все негласные правила зоны – это браконьеры. Но они зачастую не рискуют углубляться в зону, а кормятся за счет сталкеров, торговцев и жителей близлежащих деревень. Изредка нападают в масках на исследователей зоны и ученых, только никого из них не убивают и не отбирают особых ценностей. Боятся, что ими за такое всерьез займутся военные. Изредка военные делают рейды на браконьеров, но зачастую их просто игнорируют. Видимо, командиры не чисты на руку и потому браконьеров ловят неохотно.

Завтра присоединюсь и помогу ученым в сборах. Нужно хорошенько выспаться.

***

… - Слышал, что у сталкеров принято обращаться только по кличкам? – спросил меня Жека, наливая еще по 50 грамм спиртовой настойки на тархуне и лимоне.

- Да, причем с самого образования зоны. Да ты и сам знаешь, как раньше к нам относились военные. Ты же ими командовал – поджучивал его я. - Зачастую партнеры по ходке не знали настоящего имени напарника.

- Значит, тебя теперь зовут Свободный? – проигнорировал мое высказывание Комар. Сразу чувствовалась в нем его военная выдержка. На шутки он не реагировал, серьезности в нем сейчас было, хоть отбавляй.

- Да – ответил я, и чокнувшись рюмками мы махнули стопку не закусывая.

- А клички у вас чем либо мотивированы? Или как в Интернете кто во что горазд? – смачно крякнув спросил Комар.

- Ну, это длинная история.

- Ничего, до утра время есть. Рассказывай. Выспаться успеем к завтрашнему вечеру.

- Ну, если вкратце. Еще на первой самостоятельной ходке, по возвращению, я нарвался на браконьеров. Они сперва отняли у меня все, а потом дали выбор, или присоединится к их банде, или умереть. Я согласился, выбора не оставалось, а при первом удобном случае, когда все они нажрались, повязал и сдал военным. На третей ходке, я принес ученым на исследование тело карлика. Я был одним из немногих счастливцев которым удалось выжить после встречи с ним. Кроме того, я был единственным психом, кто взялся тащить его зловонную тушу через всю зону, чтоб обменять ученым на экспериментальную модель датчика движения жизненных форм. Уж не знаю, кто из ученых связан со сталкерами из клана “Долг”, но в этот же вечер они заявились ко мне, и предложили вступить в их организацию. Они умели говорить убедительно, но частые общения на гражданке с рекламными и торговыми агентами, научили меня слышать только то, что мне нужно. Я отказался, потому что не разделял их взгляды. Вообще я люблю ходить в зону один. Правда, дважды таскал последышей, но после второго раза я зарекся. Не люблю я быть ответственным за чужую жизнь, пришлось вытаскивать одного чайника из западни. А из-за потраченного зря времени, мы чуть не попали под выброс. Так что, теперь я хожу один. За то и прозвали Свободным.

- Нда… Невеселые истории – подытожил Комар, - но меня то ты поведешь. Я знаю, что такое зона, сам неоднократно ходил. Сопровождал ученых, руководил спасательными операциями. Но опыт у меня не так богат как твой. Кроме того, это для меня особое дело, и я пойду в любом случае, поможешь ты мне или нет.

- Без вопросов, я же уже дал свое согласие. Я с удовольствием помогу тебе, меня всегда тянет на ту сторону забора – покривил я душой. На самом деле я еще не отдохнул от последней ходки, но был рад встрече со старым другом.

Мы еще долго болтали о зоне, о ее особенностях. Я даже дал ему небольшой инструктаж как себя там вести. Не то чтоб я особо верил в то, что мне вталкивал мой учитель шаман, я вообще верил только тому, что видел собственными глазами, но постепенно, зона мне доказывала что сталкеры-шаманы, насколько бы они не были чудаками, они были в чем-то правы. Зона не любит шума, не терпит плохих людей и невежд. Ей нравится, когда к ней относятся бережно и любят. Но отвечать взаимностью она не умеет. А может у нее своя, такая странная и не понятная нам любовь.

Ближе к утру мы, изрядно подвыпив, улеглись спать. В голове медленно прокручивались события последних дней. Через пару минут я провалился в темноту…

… Для выполнения поставленной задачи кроме нового камуфляжа, подстать сезону, старлей поделил всех попарно. Листва шелестела под ногами. Это то, чего я совершенно не желал в данной ситуации, но никак не мог это остановить. Осень именно та пора, когда по гористым лесам ходить бесшумно невозможно ни как. В трех метрах сзади и правее меня крался Комар. Его задачей было держать правый сектор обзора. Предположительно с этого направления обстреливали наш КПП ночью снайпера. Мы были с ним после ночного дозора, и потому у обоих слипались глаза и отвисали руки под тяжестью АКМов. И вдруг, все произошло как в замедленном кино. Под носком правого ботинка что-то напряглось, а потом провалилось вниз. Справа внизу, на стволе дерева присыпанного осенней листвой, подпрыгнул фонтанчик от высвобожденной рукоятки запала гранаты. Растяжка!!! вспыхнуло в голове…

Я проснулся в поту. Этот сон снился мне на КПП в протяжении нескольких недель, после того случая с растяжкой. Он всегда заканчивался хорошо, как и случилось наяву. Комар, мастерским ударом ноги бил по гранате и она, разорвав скотч, успевала отлететь от нас достаточно далеко, чтоб не зацепить осколками. В одну секунду он спас мою, да и наверняка свою жизнь. Но с той поры я считал себя должником. В этот раз сон был оборванным. Что бы это значило? Я глянул на время. 11 утра. Слишком рано чтоб вставать, я явно не выспался. Усилием воли заставил себя уснуть.

14.04.2011 7:15

Выехали рано с утра. Уговорить профессора удалось довольно легко. Просто сказал ему, что устал быть стажером и подмастерьем, и что хочу написать научную работу. Благо тем для диссертаций в зоне полно.

Вчера вечером приезжали какие-то генералы. Привезли 5-рых своих ученых и взвод охраны, причем видимо элитного спецназа. Они будут нас охранять на всем пути следования и базирования в зоне. Глядя на этих вооруженных до зубов “Волков”, как сразу их прозвали наши научные деятели, становится страшно. Не люблю я военные проекты, а сейчас стало ясно видно, что этим делом занимаются именно военные.

В зону мы поедем с проводниками. Пара местных сталкеров, согласилась за кругленькую сумму помочь нам, точнее военным, они им платят. Но что-то эти Сталкеры больше похожи на уголовников.

Объединенная группа ученых получила название “Внутри-Зонная Военно-Научно-Исследовательская Лаборатория”. Вот так, не много не мало. А количество аппаратуры и техники – действительно подстать полноценной передвижной лаборатории. Всю эту технику в течение суток завезли к нам военные.

Впервые с момента работы стажером-помощником ученых, я испытал нехорошее предчувствие. Может быть, это просто волнение, от того что мы пересекли границу зоны, и собираемся довольно глубоко в нее пройти. Если верить слухам то мы зайдем за зону первого кольца.

***

Спиной я чувствовал, что Комар недоволен. Я бы на его месте тоже бы был недоволен. Он, за столько верст, тащил свое снаряжение, а я почти все заставил оставить дома. Легкий рюкзак, в нем еда и необходимые медикаменты на всякий пожарный. Удобная одежда и обувь. На поясе, счетчик Гейгера и датчик движения, мерно попискивая извещает о близком расположении живого существа – Комара. С другой стороны висит нож, и новый фонарик, который я полдня мастерил из второпластовой трубки и уцелевших светодиодов. В нагрудной кобуре на жилетке примостился Desert Eagle, который я отжал еще у браконьеров, а за спиной, в длинном коричневом кожухе, висело ружье. Обычная двустволка с вертикальным расположением стволов. Оружие я стал носить сразу после той встречи с браконьерами. Против зверей зоны, нож мог помочь, но против злых людей зоны, нож был - что зубочистка против слона. Браконьеры и мародеры были зачастую вооружены тяжелым оружием, пулеметы, автоматы, СВД. Бороться против них с ножами сложно, да и дробовик мог мне не помочь, лучше просто избегать встреч с ними.

А вот Комар, несмотря на то, что я снял с него лишнюю амуницию, экипирован достаточно хорошо, чтоб дать отпор не прошеным гостям. Но на счет лишнего шума в зоне я его предупредил. С собой у него был тот же набор в рюкзаке, что и у меня. На поясе, рядом с датчиком аномалий, болтался неизменный спутник Комара в странствиях – плэйер. В качестве вооружения, на груди был пристегнут FN, а в руках он держал ВСК-94 снабженную прицелом. На жилете висела пара световых гранат. Картину дополнял универсальный цифровой бинокль последней разработки правительственных войск, с тепловизором и ночным видением. Глядя, как загорелись мои глаза, когда я примерял его бинокль, он пообещал мне по возвращению его задарить.

Мы удалялись от периметра по дороге, которой я двое суток назад возвращался домой. Минут 10 мы шли молча, каждый думая о своем. Но я чувствовал, как мой напарник напряжен.

- Давно не был в зоне? – спросил я.

- Пол года назад, вместе с Викой. Она тогда выезжала с профессорами брать пробы почвы на границе первого кольца.

- А что в этот раз с ней не поехал?

- В Москву ездил. Просил же ее без меня не соваться – сказал он с тяжело скрываемой яростью.

- Все ученые такие, о своей безопасности думают в последнюю очередь – попытался я успокоить друга. Но это не сильно помогло.

Через час мы дошли до места аварии КамАЗа. Осторожно спустившись в овраг, мы обследовали покореженный грузовик. После меня здесь явно кто-то побывал. Все что можно было унести – унесли. Кузов был пуст, на улице валялись расколотые деревянные ящики.

- Мародеры поработали, даже горючку с бензобака слили.

- Суки – коротко подытожил Комар.

- Да ладно, не кипятись. Мы все равно на стоянку лаборатории идем. Надо поторопится, до темна осталось не так много времени – глянув в небо, сказал я – нам надо добраться к окраине первого кольца до сумерек. Там есть домик лесничего.

- Выдвигаемся – скомандовал Комар.

Я не полез в бочку. Он был командиром, а я нет. Пусть он командует, но вести то его буду я.

И мы пошли.

К сторожке мы добрались к полуночи. По дороге было полно аномалий. Раньше я доходил до сторожки достаточно быстро. На границе леса и поляны пронеслась какая-то тень. Или мне показалось? Я поднял вверх руку. Комар понял без слов. Мы присели, и он прильнул к окулярам бинокля. Его детектор аномальных зон показывал светло-зеленое пятно справа от нас в двух десятках метров. Но мы туда идти не собирались. Я достал датчик движения и увеличил чувствительность со 100 до 200 метров. Слабые желтые точки, тускло мерцали на экране датчика прямо по пути, и чуть левее. Судя по размерам и скорости движения точек, это были животные величиной не более собаки. На дальнем конце опушки, стоял деревянный, срубовой домик. Это и был конечный на сегодня пункт следования. Я там неоднократно ночевал.

- Много движения на 11 часов – прошептал Комар.

- Слепые псы – уточнил я.

Чувство опасности родилось во мне минут за пять до визуального контакта. Я их почувствовал. В последние пол года – год, во мне развилось предчувствие опасности. С большой вероятностью я мог указать опасную зону, через которую нельзя ходить, или направление, откуда приближается противник. Не важно, какого рода, я просто чувствовал приближение опасности.

- Они нас еще не заметили – прошептал я – если б они почувствовали наше приближение, то устроили бы засаду.

- И что делать?

- Подождем. Посидим. Полчасика, по любому…

- По любому мы тут дольше не просидим – вспомнив источник этой крылатой фразы, мы оба улыбнулись.

- Хорошо что мы зашли с подветренной стороны…

Мнут через двадцать, псы как по команде сорвались и унеслись с воем в сторону центра зоны. Мы беспрепятственно добрались до сторожки и устроились на ночлег.

- В четыре утра разбуди, я сменю тебя на посту – сказал мне Комар и, устроившись поудобнее, моментально отрубился…

16.04.2011 22:10

Из за большого количества техники, подойти к внутреннему кольцу оказалось не так просто. Сумасшедшая идея – гнать грузовики в зону. Один солдат, не поверив сталкеру, решил убедить всех, что прямая дорога не опасна. И прошелся по ней пешком. Но вернувшись, он не успел даже съехидничать, и буквально через десять секунд лежал мертвый, с седыми волосами на голове и впалыми щеками. Больше со сталкерами никто не пререкался. Они нас почти двое суток водили зигзагами, то приближаясь, то удаляясь от первого кольца.

Но вот покореженная, давно заброшенная ограда, изобилующая огромными прорехами, показалась в прямой видимости. Сегодня последняя ночевка во втором кольце. Завтра пересекаем. Ученые и солдаты приготавливают защитные костюмы. Ближе к центру фон усиливается, и если сталкеры уйдут сразу как только доведут до точки базирования, то нам там придется куковать почти неделю. Похоже, завтра предстоит тяжелый денек. Надо как следует отоспаться.

Тихий толчок прошелся по моему телу. Потом еще, и еще. Было похоже на начало выброса. Я моментально проснулся и вскочил, чуть не сбив с ног Комара.

- Тсссс – зашипел он на меня – датчик живых организмов что-то сигналит, но в тепловизор ничего не видно, может просто фонит, на всякий случай погляди.

Глядеть было не обязательно, я уже чувствовал, что у нас гости. Но все-таки я взял датчик и посмотрел. Мутные точки мерцали, то появляясь, то пропадая, но не двигаясь с места.

- Это зомби. Значит поблизости контроллер. Его и надо опасаться – зашептал я скороговоркой – если мы будем в зоне его мозговой атаки, то у нас будет меньше минуты, а после мы тоже станем зомби.

- Что делать – спросил вполголоса Комар. Он явно понимал, что играть в “Рембо” с таким противником бесполезно. Впервые за два прошедших дня я видел его напуганным.

- Во-первых, меньше думать, он улавливает импульсы работающего мозга – заработало не к месту во всю мое чувство юмора – тебе это легко дастся, ты же военный.

- Вот тока не надо... – начал было огрызаться Комар.

- Сходи на кухню, там есть кастрюли – продолжил я стеб, – принеси, на голову наденем. Это ему помешает нас обнаружить.

Он было дернулся в сторону кухни, но я его остановил.

- Стой, я ж пошутил – сказал я, поняв, что если я продолжу, то придется в любом случае нацепить на голову дурацкую кастрюлю.

- Иди ты. Не до шуток мне – вскипел он – скажи, что делать?

- Извини. Не к месту пошутил, но ты слишком нервничал, надо было разрядить атмосферу – искренне сказал я – не волнуйся сильно, зомби почти безобидны. У них заторможены жизненные функции, сердцебиения почти нет, только чтоб мозг кислородом снабжать. Остальное тело у них не снабжается кровью, и подвержено гниению. Потому они слабы, и датчик их плохо улавливает. А вот когда увидишь жирную точку на датчике, значит пора линять. Подпустив контроллера ближе чем на 50-70 метров, можно невольно присоединится к его гниющему войску.

И в этот момент на радаре, на расстоянии около 70 метров появилась жирная желтая точка, которая достаточно быстро приближалась к домику. Одновременно задвигались и другие отметки.

- Уходим – скомандовал пришедший в себя Комар, хватая с топчана свой ВСК.

Я молча последовал за ним. Пока было его дежурство, он изучил дом, и теперь в темноте двигался так же бесшумно и аккуратно, как если б он шел с фонариком. Мы вышли через сарай и заднюю дверь на улицу. Сразу за дверью стоял зомби. Я вырубил его, стукнув прикладом дробовика по голове еще до того, как он успел опомниться и пошевелится. Но наше местоположение уже наверняка стало известно контроллеру. Комар вытащил пистолет, щелкнул предохранителем, и засунул назад в кобуру. В руках он сжимал заряженный, и уже снятый с предохранителя ВСК.

- Только ради бога, не шуми – зашипел на него я, зная, как он любит пострелять – и не вздумай быстро бежать. Лучше чаще сверяйся с датчиком аномалий.

И мы, взяв низкий старт, начали двигаться короткими перебежками от укрытия к укрытию, держась как можно ближе к земле, в противоположную сторону от контроллера. Кое-где пришлось огибать комариные плеши и зловонные лужи. Пробежав так метров 300-400, в одном из подходящих укрытий мы остановились. Я в который раз сверился с датчиком движения. Контроллер нас преследовал, но при этом действовал излишне осторожно, потому то пропадал, то появлялся на экране датчика. В принципе можно было просто сбежать от него, но мы приняли другое решение. Комар снял крышечки с прицела, и прильнул к окуляру. Я крутанул до упора ручку радиуса сканирования на датчике, и все войско противника предстало как на ладони.

- Много целей от 10 до 2 часов, самая близкая 80 метров – прошептал я – основная на 1 час, как раз со стороны дома. Дистанция 250 - 300 метров.

Комар взял нужное направление и замер. Ранее, я описывал ему, как выглядит контроллер, потому он без труда сможет отличить его от зомби. Главное чтоб нас не заметили зомби. А то придется опять менять позицию и ждать. Контроллер просто так на нас не полезет. Потянулись долгие минуты ожидания. Я периодически смотрел то в бинокль, то на экран радара. Прошла одна минута. Пошла вторая. Между деревьев то тут, то там вырисовывались неуклюжие силуэты зомби. И вдруг, совершенно неожиданно для меня, раздался щелчок затвора. Это был самый громкий звук, который выдала винтовка Комара. Громче могла звякнуть разве что стреляная гильза, но она мягко опустилась в траву. Мне определенно понравился этот ствол. По возвращению достану себе такой же. Пора отправить старичок-дробовичок на пенсию. Яркая точка на радаре мигнула еще два раза, и погасла. Часть зомби упало сразу, а часть осталась стоять, что-то заунывно мыча, как роботы без батареек. Не успев начаться, бой был выигран нами всухую.

На востоке разгоралась заря. В зону приходил новый день.

17.04.2011 21:30

Ограду первого кольца мы пересекли в 9:34. Все началось внезапно. Через 20 минут, водители первой и последней машины будто свихнулись. Первый остановился, а последний нажал на газ, собирая по цепочке все машины. Это больше было похоже на засаду. Тут же началась стрельба. Часть военных тоже помешались и начали палить по своим, но стреляли они плохо и двигались как-то странно. Сталкеры тут же куда-то слиняли. Как они потом объяснили, это был контроллер. Я про них раньше слышал, но не думал, что они способны на такое. Сталкеры довольно быстро нашли и убили его. За это они потребовали доплаты. Военные согласились на тройную оплату, но при условии, что сталкеры останутся с нами, до конца экспедиции. Из двоих остаться решился только один, а другой, назвав первого сумасшедшим, повернулся и ушел домой.

Двинуться в путь мы смогли только через 40 минут. Но через два километра на нас напали собаки. Огромные белые бестии. Они появились со всех сторон сразу, и если бы не вооруженные до зубов солдаты, нас бы всех перегрызли. Пару солдат, которые отбежали в сторону, невидимая сила разорвала в клочья. Все их снаряжение исковеркало, а несколько покореженных патронов выстрелили. Один из пуль в живот нашему инженеру-электронщику Андрею. Через час он скончался. Двоих человек покусанных собаками, мы схоронили уже в лагере. На вид, у них были все признаки передозировки радиацией. Видимо слюна у собак была сильно ядовита.

Лагерь мы разбили на окраине какого-то поселка городского типа. Таблички с названием не было, а на карте никакого населенного пункта я не нашел. По дороге мы лишились семи человек. Еще трое находились в невменяемом состоянии, и один был тяжело ранен. Все наши ученые говорят, что надо возвращаться. Большинство солдат с нами согласны, оно и понятно, все жить хотят. Но субординация у спецназа на высоте, приказ командования никто не нарушит. Удалось связаться по рации, но штабу до наших потерь нет дела. Они потребовали хотя бы принести образцов.

Военные в течение часа оградили стоянку двойным забором. Еще через полчаса, группа военных ученых, в сопровождении трех солдат и их командира, вышла за образцами в сторону поселка. Сталкер отказался их вести, но отдал им большую часть оборудования и проинструктировал двух смышленых спецназовцев.

В восемь вечера показались три фигуры. Двое тащили третьего, один из двоих заметно прихрамывал. Выжили именно те, кого инструктировал сталкер. А тащили они раненого командира. С собой они принесли образец. Он был в тяжелом алюминиевом ящике с оранжевыми полосами. Солдаты сбивчиво рассказали о том, как на обратном пути на них напали крысы, и что их было огромное количество. Им удалось уйти только благодаря свето-шумовым гранатам, и тому, что остальные солдаты и ученые побежали в другую сторону. Крысы увязались за ними.

Их командир не прожил и получаса, а солдат, которому крысы покусали ногу, получил сильнейший токсикоз, и десять минут назад он впал в кому.

Выжившие, благодарят бога. Ужас с собой приносит ночь. Остается только молиться и ждать утра. Утром мы попробуем вырваться.

***

… Мы шли вдоль забора первого кольца, в поисках приемлемого прохода.

- И не так уж страшен черт, как ты его мне намалевал – с сарказмом в голосе упрекал меня Комар – кастрюли на голову. Ишь что удумал…

- Контроллер во втором кольце редкость, они там почти беззащитны. От них легко сбежать, их легко убить, есть пространство для маневра – говорил я размеренным тоном – второе кольцо в основном населяют собаки и крысы.

- Так что? Все у нас еще впереди? – спросил Комар.

- Типун тебе, накаркаешь еще. В первом кольце, если встретим кого, нам придется туго – говорил я, внимательно изучая ржавчину на заборе.

- Почему это? – искренне удивился Комар – патронов у меня в достатке, батарей в датчиках хватит еще на неделю…

- Во-первых, там почти все датчики не работают или зашкаливают – перебил его я – так что идти придется дедовскими методами, с помощью гаек, камешков, и прочей снеди. Во-вторых, там много больше живности, и она, в основном, далеко не травоядная. Ну и в третьих, большая плотность аномалий, просто не даст нам быстро перемещаться, и лишит маневра. Кстати, про крысиное море слыхал?

- Слыхал? – возмущено воскликнул Комар – да эти сволочи два месяца назад, выгрызли весь блокпост на юге зоны. Ни один солдат не выжил.

- Вот то-то и оно, в зоне крыс много. Всякое животное зоны, даже разумное, можно убить, но, попав в крысиное море, еще ни один не выживал.

Я остановился напротив достаточно большой дыры в заборе. Похоже, в этом месте упал артиллерийский снаряд. Бетонный столб, лежал в пяти мерах левее раскрошенного фундамента. Рядом с остатками фундамента, была характерная воронка поросшая свежей травой.

- Переходим здесь – произнес я, и направился к воронке.

- Ну что ж, с богом – сказал Комар и пошел следом…

18.04.2011 2:43

Наверно это последняя запись. Из маленького окошка, в свете луны видна серо-коричневая масса, окружившая нас со всех сторон. Люди, пытавшиеся укрыться в соседнем грузовике с брезентовым тентом, с дикими криками вываливались из кузова, все облепленные крысами. Ужасающее зрелище. Больше всего гнетет крысиный писк. Кажется, что сейчас взорвутся мозги. Мы укрылись в металлической будке ГАЗ-66, оборудованной под скорую помощь. На полках лежат двое больных, солдат в коме, и тяжело раненый ученый. Вика, биолог и врач по образованию, следит за их состоянием. Ей помогает спецназовец Олег, и сталкер по кличке Курносый. Нас осталось шестеро. Двое без сознания.

Одному солдату удалось завести и уехать на УАЗике. Он погнал на нем в сторону поселка, и скрылся за первыми домами. Возможно, он и сможет выбраться.

Вентиляционное отверстие в потолке пришлось наспех герметично замуровать. Благо под руками был кусок металла и подходящие болты, и было время, пока крысы не могли забраться на крышу. Сейчас они там разгуливают как у себя дома. Даже если они нас не съедят, то мы умрем от недостатка кислорода или обезвоживания.

Видимо это конец.

…Уже через два часа пути, когда густой лес стал редеть, и плавно переходить в поросшие дикой травой поля, датчик аномалий Комара взбесился, и ничего толкового на экране не показывал. Мой сканер живых форм, реагировал на некоторые аномалии. Например, яркую точку давала зловонная лужа, которая неприятно булькала в овраге слева от нас. Зачастую на нем появлялись и исчезали отметки в случайном порядке. Комар шел за мной, стараясь ступать след в след. Я кидал гайки в подозрительные места на пути следования, а он, подбирал те, что не попадали в аномалии. Один раз, гайка вылетела из комариной плеши и, просвистев мимо моих ног, пребольно ударила Комара в коленную чашечку. Он начал было высказывать все, что думает по этому поводу, но я остановил его речь увесистым взглядом.

Несколько раз, мы видели одиноко шастающих крыс. После этого Комар заметно начинал нервничать, хотя потом довольно быстро успокаивался. Дважды попадались обглоданные человеческие трупы. Скорее всего, это был обед контроллера.

Один раз, я наткнулся на неизвестную мне аномалию. Я чуть было не попался. Насторожило меня, как я потом понял, несинхронное колыхание травы от ветра. Я бросил гайку, и та, пересекая невидимую грань аномалии - просто исчезла. Я недоуменно оглянулся на Комара. Он всего этого не видел. Когда я снова посмотрел на место, куда должна была упасть гайка, она лежала там, где ей и положено было быть. Я помотал головой, это не помогло, гайка не исчезла. Подозвав Комара, я достал еще одну гайку. Процедура повторилась, и все так же, пролетев половину пути, гайка испарилась бесследно. Но, через буквально пять секунд, она появилась снова и, закончив свой путь по правильной дуге, легла в паре сантиметров от первой гайки. Раньше я такого не видел, да и ни о чем подобном даже не слышал. Достав походный блокнот, я сделал в нем запись. Искривление времени, по-другому я просто не смог охарактеризовать увиденное. Слегка привыкнув, глаза без труда отличали границы новой аномалии, и мы двинулись в обход. Со временем Комар научился на глаз отличать аномальные зоны. Пару раз он замечал их раньше меня. Я даже перестал за него беспокоится. Он быстро научился основам.

Дальше по пути, попалась полудохлая слепая собака. Вся кожа пса была покрыта кровоточащими язвами. Странным в ее поведении было то, что она не скулила. Видимо она попала в ядовитый туман, который мы позже повстречали в низине, вдохнула там пару раз, и лишилась голосовых связок. Обогнув туман, мы вышли на пригорок. С него открылся вид на населенный пункт – конечную цель нашего путешествия в зону…

18.04.2011 10:30

Крысы отступили около восьми утра. Они просто ушли. Видимо проголодавшись и поняв, что нас им придется ждать долго, они пошли искать себе пищу в другом месте. Мы решились покинуть кабину только через полчаса. Было принято решение спешно покидать зону. Обыскав весь лагерь, мы нашли немного припасов съестного, а вот с питьевой водой проблем не было. Она хранилась в железных, герметично закупоренных бидонах, и от нашествия грызунов не пострадала.

Впервые за прошедшую ночь и утро, я усомнился во вменяемости Олега. Этот солдафон требует, чтоб образец был непременно доставлен. Тащить его в руках или рюкзаке не представляется возможным. Из всей техники чудом уцелел один КамАЗ. Немного повозившись с перегрызенной проводкой, Олегу и Курносому удалось его завести. Курносый сказал, что на машине будет проще добраться по старой дороге, которую он якобы знает, как свои пять пальцев, чем возвращаться той, которой мы доехали сюда.

18.04.2001 11:10

Это точно последняя запись в моем дневнике. Произошло вот что. Вика отказалась ехать, мотивировав тем, что она не может бросить раненых. Перегружать их в КамАЗ, и подвергать новым опасностям – значит обрекать на смерть. Но оставить ее одну мы не можем. Сперва, остаться хотел Олег, но потом, когда выяснилось, что я не умею управлять грузовиком, решилось все само собой. Сталкер должен был идти пешком и прокладывать маршрут, а кто-то должен был вести по его следам грузовик. Олег говорит, что если они доберутся нормально, то через два, максимум три дня, за нами прибудет вертолет.

Дневник я отдаю Олегу. В случае если я не вернусь, он обещал передать его лично в руки моему брату Василию.

Вася. Если ты читаешь этот дневник, то, скорее всего, меня уже нет в живых. Зная твой характер, я тебя очень прошу, не надо сюда приезжать. Это гиблое место, непрошеных гостей зона не любит и жестоко их убивает. Ты не сможешь ничего выяснить или понять. Никто не сможет. Не рискуй понапрасну своей жизнью. Позаботься лучше о маме…

***

Мы шли по окраине поселка, в сторону, где должна была располагаться передвижная лаборатория.

- Ты хорошо знал этого сталкера? Ну, как его? – силился вспомнить Комар.

- Курносого? – спросил я.

- Да, его – подтвердил Комар – Что он был за человек?

- Обычный сталкер, такой же как я, – начал я описывать его, пытаясь выудить из глубин мозга очертания его лица, – нос у него характерный. С горбинкой и большой. Орлиный.

- Это я и так понял. Что он был за человек? – повторил свой вопрос Комар.

- Алчный. Жадным он был. Исключительно жадным. Но дело свое знал прекрасно. У него был хороший учитель. Жил от меня через два квартала, а месяца три-четыре назад, переехал на восточный край зоны. Говорят, женится хотел.

- Понятно, – подытожил Комар, – поэтому он решил вернуться знакомой дорогой, и повел грузовик в твою сторону. Он просто плохо знал зону с нашего направления.

- Скорее всего, - согласился я с догадкой Комара, - кроме того, многие сталкеры утверждают, что в нашей части зоны, меньше аномалий и существ.

- Угу, я заметил. Когда я сопровождал в прошлый раз Вику, приходилось часто отстреливаться от собак и небольших стай крыс, - угрюмо проворчал Комар, - крыс лучше убивать из огнемета. Знал бы – взял его с собой. Эта фраза прозвучала мне упреком.

- На фиг нам такая дура? – возмутился я.

- Это не дура, это лошадь! – процитировал Комар персонажа из мультов нашего детства, и на этом конфликт был исчерпан.

В этот момент за пригорком показался забор лагеря, всего в каких-то двухстах метрах. Я остановился и вскинул руку. Мы присели. Минут пять-десять, осматривали окружающую местность вокруг лагеря. Я чувствовал, что душа Комара хочет сорваться с места, и побежать к фургону с красным крестом на борту, но надо отдать ему должное. Военная выдержка вела постоянный контроль над телом. Даже выражение его лица не изменилось при виде лагеря.

Никаких движений замечено не было. Слева от лагеря была отчетливо видна свежая аномалия. Это была комариная плешь. Изредка попадаются кочующие аномалии. Скорость их движения обычно не превышает пару метров за сутки. Сейчас она подобралась вплотную к лагерю, и от души поработала над ограждением.

- Надо идти, через полчаса начнет темнеть. Ночевать придется в лагере, - сказал я.

Мы молча поднялись, и пригнувшись, пошли в сторону лагеря. Комар следил за окраиной поселка, начинавшегося слева, метрах в трехстах от лагеря, покореженными, одноэтажными, бревенчатыми избами.

Через две минуты мы вошли в лагерь. Осторожно передвигаясь, обходя обглоданные кости людей, мы дошли до медицинского фургона. Комар осторожно постучал. Ответа нет. Он постучал сильнее, и, не прождав и двух секунд начал тарабанить кулаком по двери, что было сил. Я схватил его за руку и отвесил тяжелый взгляд.

- Кто там? – раздался из-за двери испуганный женский голос.

- Вика! Открой! Это я, Женя! – выпалил Комар в полный голос.

Послышались два щелчка, и дверь распахнулась.

- Вика! – вскричал Комар и влетел в фургон, едва не сшибив меня с ног.

Из глаз девушки брызнули слезы. Они начали обниматься и целоваться на радостях, и я уже не смог понять заплакал ли Комар, или это Викины слезы размазались по его щекам. Я зашел вслед за Комаром, и захлопнув дверь щелкнул замком. Внутри было душно, не смотря на то, что вентиляция была приоткрыта. Грузовик весь день стоял на солнце. На Вике был надет докторский халат, перепачканный кровью, грязью и местами рваный. Справа на полу, ритмично покачиваясь, сидел молодой парень лет двадцати трех. Он смотрел на нас бешеными глазами, и тихо безмолвно плакал. Выглядел он еще хуже, чем Вика. Все вышеперечисленное, дополняли мешки под глазами, и серое почти бесцветное лицо. В машине больше никого не было. Я подошел к нему.

- Как тебя зовут?

- Толик.

- У тебя все в порядке? Ты не болен? Как себя чувствуешь?

- Я в норме. Устал очень. Трое суток не сплю.

- Это ты зря, - пытаясь упокоить его, сказал я, и присел рядом с ним на пол. – А где двое больных?

- Умерли. Мы их вчера вынесли, но похоронить успели только одного. Крысы набежали. Не так как было в первый раз, но достаточно много.

- Больше никого живых не осталось? – спросил я.

- Крысы всех пожрали, живьем. Они прямо запрыгивали на живых и ели их – неожиданно он сорвался на крик и обхватил голову руками.

- Шшшш, - пытаясь успокоить, я положил его голову себе на плечо. – Все нормально, завтра выберемся. Все будет хорошо.

Женя и Вика смотрели на нас.

- Давно он так? – спросил Вику Комар.

- У него срыв пошел, когда крысы в первый раз на лагерь напали – пояснила Вика.

- Ему надо выспаться. Завтра будет трудный день. У тебя есть хорошее снотворное? – спросил я Вику.

- Найдется.

- Вот и хорошо. Ложимся прямо сейчас. У нас в запасе 10 часов для сна. Завтра все будем в норме.

Через 20 минут после укола, когда Толик уже тихо похрапывал, Комар по своей военной привычке скомандовал отбой, и они, устроившись поудобнее, погрузились в сон. В два часа ночи я разбудил Комара, и он сменил меня на посту, у единственного, маленького окошка, которое было в нашем фургоне почти под самым потолком.

- Все спокойно? – спросил он шепотом.

- В Багдаде все спокойно – сказал я фразой из детского фильма, позабыв, что для Комара, эта фраза может иметь совершенно другой смысл.

***

Мозговой будильник, который у меня был хорошо развит, включил сознание как и всегда, на пять минут раньше назначенного подъема. Я аккуратно встал, потянулся, и потихоньку, чтоб никого не задеть подошел к единственному окну. Рядом, безотрывно глядя в окно через бинокль, стоял Комар.

- Ну что там? – спросил я.

- Псы. Примерно часа два уже ходят. Ближе ста метров не подходят – доложил он.

- И не подойдут. Будут ждать. И дождутся. У них есть терпение – с досадой процедил я сквозь зубы полушепотом.

- Что делать будем? В атаку на них пойдем?

- Не знаю. А сколько их?

- Много. Сорок, может пятьдесят. Достаточно много.

- Мда… Вдвоем можно было бы рискнуть. Но с Викой и психически ненормальным Толиком, вряд ли выйдет - сказал я. – Если будем возвращаться по окраине, то они точно устроят нам засаду по пути. С таким количеством, мы не сможем совладать.

- А как на счет через поселок?

Адреналин стукнул мне в голову, в момент прогоняя остатки сонливости. Но я в ответ промолчал.

- Ты там был? В этом поселке? – спросил Комар.

- Да.

- И что там?

- Там я встретил карлика.

- Понятно… - тихо ответил Комар.

- Надо поднимать остальных. Пора собираться. Завтра вечером будет выброс… - прервал я минутное молчание.

… Осторожно открыв дверь, я внимательно огляделся. Поблизости не было никаких существ. По очереди мы вышли из машины. Сверившись с датчиками, и убедившись, что в них мало толку, я обследовал окружающую местность с помощью гаек. Ничего необычного. Комариная плешь, передвинулась к машине еще на метр, но она была для нас не опасна.

Мы выстроились в цепочку, и пошли вдоль дороги в сторону поселка. Ветер гнал легкий мусор поперек дороги. Первым шел я. За мной шла Вика и подбирала гайки. Позади Вики ковылял немного посвежевший Толик. Замыкал группу Комар.

Беспрепятственно преодолев первые постройки поселка, мы дошли до двухэтажных домов, в простонародье зовущихся “бараками”. Почти все дома были разрушены аномалиями. У большинства не было крыш и потолков второго этажа. Там, где уцелели стены вторых этажей, через осколки стекла и исковерканные рамы, виднелись разорванные куски неба с быстро плывущими облаками. Двигаясь по широкой улице, мы то тут, то там обходили аномальные участки. Я знал этот городок. Он не большой, и был вытянут в одном направлении почти на четыре километра, а в другом направлении самая длинная дорога, от края до края, составляла всего каких-то пятьсот метров. Пройдя половину пути, я почувствовал опасность и поднял руку. Мы остановились. Комар аккуратно подошел ко мне.

- Что-то заметил? – шепотом спросил он.

- Почувствовал – сказал я.

И мы начали пристально вглядываться в окружающую нас территорию. Вскоре я заметил причину. Солнце, всходящее поперечно нашему движению, отбрасывало на дорогу собачью тень. Пес стоял за углом, готовый к прыжку.

- Засада. Слепые псы – прошептал я.

- Направление? – по боевому спросил меня Комар.

Я взглянул на экран сенсора. Если даже откинуть половину сигналов, то собак было все равно много. Похоже, та стая незаметно шла по пятам.

- Их очень много, и они нас окружили – сообщил я Комару. – Их больше чем мы сможем осилить.

- Ну что же, видимо, встречи с ними нам не избежать – сказав это, он снял с предохранителя ВСК.

- Подожди, я прощупаю поле боя – говоря это, я был уже уверен, что боя не избежать.

Я откидал достаточно гаек, чтоб убедится в достаточном количестве простора. Комар достал из кобуры свой FN, и, сняв с предохранителя, вручил его Вике.

- Если подойдут слишком близко – стреляй в голову – сказал он ей.

Я не был уверен, что Вика все правильно поняла, судя по ее лицу, она мотнула головой чисто машинально.

Мы поставили Толика между нами и прошли три шага. Комар прикрывал спину. Как по сигналу, со всех сторон, одновременно появились собаки. Они бежали молча, быстро сокращая дистанцию. Первым выстрелил Комар. Я не видел, насколько удачным был выстрел, но, судя по визгу, пуля достигла цели. Мой дробовик, дважды плюнул огнем. Первые две собаки отлетели назад на полтора метра, но псы атаковали столь стремительно, что я просто не успевал его перезарядить. Бросив дробовик под ноги, я выхватил пистолет, и едва успев щелкнуть предохранителем, почти в упор выстрелил в собаку. Пятидесятый калибр живо усмирил псину, разбрызгав мозги по потрескавшемуся асфальту. Оглушающей громкости выстрелы загремели один за другим. “Шесть, пять, четыре…”, отсчитывал я вслух патроны, так быстро утекающие из обоймы орла. На трех, я, левой рукой отстегнул на ножнах лямку, на двух схватился за рукоять ножа. После последнего выстрела, орел полетел вслед за дробовиком, а его место занял охотничий нож. Сзади послышался пистолетный выстрел. Вика, опомнилась, наконец то. Я уже приготовился засадить ближайшему псу ножом под челюсть, но вдруг они остановились. Принюхиваясь к чему-то, они вертели головами, а


Дата публикации: 05.06.2008
Прочитано: 5141 раз

Дополнительно на данную тему
Рассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - ВОРОН - УмникиРассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - ВОРОН - Умники
Рассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - Rain - Мысли ОтчужденногоРассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - Rain - Мысли Отчужденного
Рассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - shurik grek - ДорогаРассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - shurik grek - Дорога
Рассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - Максим Снежков - ЛоговоРассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - Максим Снежков - Логово
Рассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - Володя Иванов - Моя жизнь прошла...Рассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - Володя Иванов - Моя жизнь прошла...
Рассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - Hoknamahn - Неудачный деньРассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - Hoknamahn - Неудачный день
Рассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - Alex Traun - Прирождённый сталкерРассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - Alex Traun - Прирождённый сталкер
Рассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - Jaggerlin - Страж ЗоныРассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - Jaggerlin - Страж Зоны
Рассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - Khador - НевозвращенцыРассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - Khador - Невозвращенцы
Рассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - Gaj-Egor - БылоеРассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - Gaj-Egor - Былое

[ Назад | Начало | Наверх ]

Bloodborne Souls
Давно не умирали в играх? Сайт Bloodborne Souls расскажет о серии игр Souls и Bloodborne, в которых вы будете умирать десятки, сотни раз )). А в группе Bloodborne Demon’s Dark Souls вконтакте вы сможете поделиться своими впечатлениями и найти напарников для совместной игры.

Опрос
Какая книга вам больше понравилась?

Дезертир
Зона поражения
Линия огня
Сердце Зоны
Выбор оружия
Тени Чернобыля
Дом на болоте
Холодная кровь
Обратный отсчет
Мечта на поражение
Эпицентр удачи
Черный Ангел


Результаты
Другие опросы

Всего голосов: 6457

Рассказы по миру игры Сталкер
Чувство неизвестности
Мысли Отчужденного
Неудачный день
Невозвращенцы
Ядерный Взрыв
Пленники Зоны
Прорыв в Зону
Мысли у столба
Остаться в живых
На пороге смерти
Сталкер в тумане
Грустные истории
Двадцать Минут
Четвертый Блок
Блуждающий храм
Возвращение в Зону
Вольный стрелок
Судьба Сталкеров
Самый легкий рейд
Трудная мишень
Призрак зоны
Форма безумства
Критическая масса
Снимок на память
Изгнание Бесов
Черные Ангелы
День Рождения
В центре событий
Операция Кукловод
Тоскливый Зов
Призма вечности
Дневник Сталкера
Нормальные люди
Второе рождение
Цена прогресса
Черный Сталкер
Одинокий Волк
Не женское дело
Тринадцатый рейд
Ночное приключение
Чернобыльский Агент
Необитаемый остров
Погоня за солнцем
Загадочный дом
Вспомнить все
Мир Сталкера
Белый конвой
Последняя ходка
Тяжелая служба
Записки Сталкера
Камень Абсолюта
В ожидании смерти
Сталкерская дуэль
Большой поход
Ошибка Милтона
Охота на Меченого
Темный сталкер
Последний выброс
Поддержка с неба
Загадочный гость
Охота на людей
Васькина удача
Охранная грамота
Несколько страниц

Лучшие игры 2013 · Mass Effect · Турбо-суслик · Проблем нет! · Эзотерика


Powered by shade.exe
Генерация: 0.029 сек. и 9 запросов к базе данных за 0.002 сек.
Powered by SLAED CMS © 2005-2008 SLAED. All rights reserved.