На главную · Файловый архив · Статьи Сталкер: Тень Чернобыля | Сталкер: Чистое небо | Сталкер: Зов Припяти
Рассказы по миру Сталкера: ч.1, ч.2, ч.3, ч.4, ч.5, ч.6, ч.7, ч.8, ч.9, ч.10
Книги по Сталкеру
Стругацкие:
Пикник на обочине
Александр Вороненко:
Охотники за счастьем
Александр Громов:
Игра в поддавки
Александр Зорич:
Беглый огонь
Полураспад
Клад Стервятника
Котелок патронов
Группа эскорта
Александр Навара:
Злая война
Александр Радин:
Летописец отчуждения
Александр Шакилов:
Каратели
Хозяин Янтаря
Алексей Бобл:
Воины Зоны
Пуля-квант
Алексей Гравицкий:
В зоне тумана
Зачистка
Аномальные каникулы
Алексей Калугин:
Дом на болоте
Мечта на поражение
Пустые земли
Алексей Молокин:
Блюз "100 рентген"
Алексей Степанов:
Дезертир
Сердце Дезертира
Андрей Буторин:
Клин
Андрей Лазарчук:
Спираль
Андрей Чернецов:

Конь бледный
Андрей Левицкий:
Выбор оружия
Сердце Зоны
Сага Смерти: Мгла
С.Х.В.А.Т.К.А.
Левицкий, Жаков:
Охотники на мутантов
Змееныш
Андрей Ливадный:
Контрольный выброс
Анна Китаева:
Одержимые Зоной
Антон Первушин:
Первая экспедиция
Львиное сердце
Василий Орехов:
Зона поражения
Линия огня
Сектор обстрела
Клеймо зоны
Виктор Ночкин:
Слепое пятно
Пищевая цепочка
Череп мутанта
Владимир Березин:
Группа Тревиля
Владимир Васильев:
Прятки на осевой
Дети дупликатора
Владимир Лещенко:
Полет Кондора
Владислав Выставной:
Убить зону
Вячеслав Шалыгин:
Обратный отсчет
Черный Ангел
Тринадцатый сектор
Вячеслав Шульга:
Берег дна
Дмитрий Янковский:
Эпицентр удачи
Дмитрий Силлов:
Закон снайпера
Закон Меченого
Закон наемника
Евгений Прошкин:
Смертники
Палачи
Ежи Тумановский:
Два мутанта
Елена Долгова:
Отступник
Лев Жаков:
Во имя Зоны
Леонид Кудрявцев:
Пуля для контролера
Михаил Успенский:
Остальное судьба
Роман Глушков:
Холодная кровь
Свинцовый закат
Роман Куликов:
Связанные Зоной
Штык
Cергей Вольнов:
Ловчий желаний
Zona Incognita
Режим Бога
Cергей Клочков:
Лунь
Фреон
Сергей Недоруб:
Песочные часы
Тайна полтергейста
Горизонт событий
Сергей Палий:
Бумеранг
Монохром
Сергей Слюсаренко:
Кубатура сферы
Константа связи
Юрий Бурносов:
Точка падения
Зборники:
Тени Чернобыля
Зов Припяти
Чистое небо

Вся информация по Сталкеру

Рассказы по игре Сталкер

Книги по игре S.T.A.L.K.E.R. - Вячеслав Шалыгин - Обратный отсчет ч.11
Игра - S.T.A.L.K.E.R.
Автор - Вячеслав Шалыгин
Название - Обратный отсчет
Глава 9

Зона, 15 часов 11 минут до часа «Ч»


Пиво «Корона Империи» после водки «Казаки» было лишним. Это стало ясно еще до отбоя, когда Скаут вернулся в казарму. Когда же около четырех утра его растолкал зевающий Бибик, Скаут совершенно отчетливо понял, что не в форме. «Казаки» служить «Короне» категорически отказывались и норовили поднять бунт, грозивший выплеснуться за пределы «Империи».

Пара таблеток шипучего аспирина, растворенного в «нон-стопе», привели Скаута в чувство за каких-нибудь пятнадцать минут, как раз пока сталкер умывался, одевался и практически на автопилоте паковал рюкзак, но чувство – это не форма. В нее Скаут смог бы прийти чуть позже, часов через десять, выспавшись и промочив горло рюмкой-другой «опохмелятора». Собственно, надираясь вчера в Зоринском баре «Сом», он на этот сценарий и рассчитывал. Ведь приближался Выброс, и в ближайшие двое суток никто из военных сталкеров не собирался уходить в Зону. Но судьба в лице полковника Казакевича решила поиздеваться над проводником, отправив его с больной головой в суточный рейд. Непруха, иначе не скажешь.

Впрочем, недосып и срыв опохмелки не испортили Скауту настроения. Он вообще редко унывал. В Зоне было интересно и опасно, что для сталкера являлось двумя непременными условиями существования. Скука забодала еще дома, что же касается опасности, тут ситуация была сложнее, но в целом именно эти два условия привели Скаута в Зону и удерживали в ней уже три года кряду.

Здесь ему было более чем интересно, он чувствовал себя в своей тарелке, а еще тут никто не знал, да и не особенно хотел знать, кем был Скаут в «прошлой жизни». Здесь он был просто Скаутом. Тем самым.

Для многих новичков эта кличка уже звучала как имя нарицательное, вроде ловеласа. В их представлении полулегендарный Скаут был раздолбаем, неунывающим балагуром и неутомимым ходоком хоть в центр Зоны, хоть к черту на рога. Они считали его острым на язык и дерзким задирой, что раздражало начальство, зато ценилось друзьями, расчетливым смельчаком, который запросто может войти в «горящую» избу, но пробудет там ровно столько, сколько позволяет защита скафандра или набор артефактов, большим бабником и надежным боевым товарищем. В общем, ни дать ни взять – портрет лихого пирата на госслужбе. Друзья романтический ореол вокруг Скаута не развеивали, только посмеивались на приватных вечеринках в том же «Соме» или другом «баре для опытных ходоков» и слегка подтрунивали. А сам Скаут тем более не возражал против придуманной ему характеристики, хотя в глубине души… боялся разоблачения.

Ведь на самом деле все обстояло не совсем так, как казалось друзьям, и уж на сто процентов не так, как считали молодые проводники. Если копнуть глубже, никакого Скаута вообще не существовало. То есть человек с такой кличкой имелся, но его личность была чистой воды легендой, выдумкой, сначала собственной, а затем, в угоду окружающим, еще и обросшей деталями чужого сочинения.

Насчет раздолбая и балагура все было верно. Только это была не настоящая натура Скаута, а плотно прикипевшая маска. Настолько плотно, что он и сам не всегда понимал, где маска, а где его личность.

А кто бы знал, сколько сил отнимала эта проклятая «неутомимость»! Бывало, Скаут едва доползал до койки, причем, чтобы не порушить имидж, ползти приходилось бодро, чуть ли не вприпрыжку, будто снорк какой-то. Выбрал себе бестолковый имидж – имидж крепи делами своими… ж. Вот уж верно сказано.

Да и дерзким Скаут был, только когда точно знал, что не получит за свои выходки кулаком в нос. А бабником он был и вовсе «платоническим», на словах, и спасало в этой ситуации лишь то, что в байках о любовных похождениях фигурировали дамочки из палаточного лагеря (пойди, найди их там, проверь), а еще то, что никто из новичков не подозревал, какой Скаут принципиальный враль.

И, наконец, насчет походов к центру и так далее: Скаут забредал дальше «смотровой» всего однажды, но не посмел заглянуть даже за ворота мертвой станции, а не то что сунуться в саркофаг, где дозиметры свистели, как чайники. И дело тут не в «расчетливой смелости», а в безрасчетной трусости!

Вот в этом и заключалась суть самого большого опасения Скаута. Опасения, что кто-нибудь узнает, какой в действительности он трус, причем во всех вопросах, от баб до боя. Да какое там опасение, это был натуральный страх. Отчаянный страх, что кто-нибудь поймет, зачем Скаут явился в Зону. Поймет, что явился он не в надежде заработать на машину, а чтобы избавиться от трусости!

За три года сталкерства у Скаута вроде бы поубавилось проклятой трусости, все-таки побродил нормально. Пересек Зону от Андреевки до Усова и от Ильинцов до Чапаевки раз двадцать, и столько же раз обошел по кругу. И хоть сунулся непосредственно в Припять только трижды, зато побывал в таких местах, где трус не выживет. Но все же, если честно, держался до сих пор на плаву Скаут лишь потому, что ему постоянно удавалось выкружить для себя роль полегче да с напарником поопытнее.

Короче, как был трусоватым типом, так и остался. Разве что теперь поджилки не тряслись и в глазах от страха не темнело. Но боялся все равно. Всегда боялся и всего. Мутантов, радиации, аномалий, зомби, бандитов, бойцов, шальной пули… всего подряд! Боялся молча, при этом исправно выполняя работу, через дрожь уничтожая мутантов и не отступая без приказа во время стычек с людьми, но ведь не мог избавиться от проклятого страха! Не мог! Иногда боялся так, что пятки ломило! И это снова и снова заставляло надевать маску неутомимого раздолбая, лезть обратно в Зону и выпрашивать у нее смелости, как тот трусливый Лев у Гудвина.

Иногда казалось, что вот он, этот момент, наступил! Трусость исчезла, осталось только мужество и бесстрашие, но проходило некоторое время, группа возвращалась на базу, и Скаута снова начинало потряхивать от глубоко засевшего страха. В этом случае помогали водка и треп о мнимых подвигах, но тоже ненадолго. Реально помогал только новый рейд, и Скаут был просто вынужден в него идти. Несмотря на усталость.

«Вот такой получился заколдованный круг, – глядя в землю, подумал Скаут. – Бежал из внешнего мира, спасаясь от скуки и надеясь избавиться от трусости, но попал туда, где приключения – это серые будни, а трусость только „закаляется“, потому что в Зоне реально страшно на каждом шагу! Нормально, да?»

Скаут незаметно вздохнул, поднял взгляд на товарищей и, обнаружив, что отстает, прибавил шаг.

– О чем задумался? – Бибик притормозил и, пропустив вперед Дорогина, пошагал рядом с приятелем. – Тропы держитесь, господин полковник, метров на триста вперед дорога чище снега в Заполярье. Только не сворачивайте никуда. Слева сильно «горячо», а справа два «Трамплина» скоро будут друг за другом. Типа «ускорителя» такого. Один подбросит, другой добавит, мало не покажется. Вон там они, после кустов, видите, дождь в стороны разлетается?

– Удобный маркер, – проронил Дорогин.

– А то! – Бибик выждал, когда полковник отвернется, и наклонился к Скауту. – Ты как? Зов слышишь?

– Из желудка, – буркнул Скаут. – С похмелья там война миров. Долбаный Паркер, перекусить не дал! А тебя потянуло?

– Есть маленько, – Бибик хлопнул по подсумку. – Хабар уже не помогает. Я думаю, может, прижмем полковника, пусть поделится своим военным секретом. Не в смысле формулы зелья, а чисто уколоться. А то ведь скоро к городу подойдем, там не до профилактики будет.

– Ненавижу иголки, – Скаут вздохнул, – но если для дела… давай нажмем. Только не поделится он. Слышал же, он все по приказу делает. А приказа насчет прививок сталкерам у него точно нет. Был бы, нас бы еще на базе укололи.

– Ну, попитка – не питка, – с кавказским акцентом изобразил Бибик.

– Согласен, товарищ Берия, – Скаут кивнул. – Ты начинай, я подыграю.

– Стоп, машина! – громко заявил Бибик, останавливаясь и усаживаясь прямо на тропе. – Привал!

– Перекур с дремотой! – поддержал его Скаут.

Дорогин притормозил, обернулся и с подозрением уставился на проводников.

– Что случилось?

– Ничего, – Бибик положил автомат на колени. – Просто привал.

– И кто дал такую команду? – полковник развернулся и подошел к сталкерам.

– Я отдал, – Бибик честно посмотрел на Дорогина. – Проблемы у нас возникли. С Зовом.

– Глядя на вас, не скажешь, – засомневался полковник. – Насколько я понимаю, Зов заставляет идти, а не сидеть.

– А мы и не говорили, что Зов заставил нас сесть, – устраиваясь в двух шагах от товарища, сказал Скаут. – Мы сказали – проблемы с ним.

– Психологические, – добавил Бибик. – Трусим, грубо говоря. Да, Скаут?

– Э-э, – сталкер замешкался. – Ну, типа, да. Трусим. В смысле, опасаемся за свою безопасность.

– Ясно, – Дорогин нервно усмехнулся. – Вздрочнуть меня решили. А ну, встать, воины!

– Ошибочка, господин полковник, – Бибик ничуть не испугался. – Мы не воины, даже не военнослужащие. У нас гражданские контракты. Короче, хотите идти дальше…

– А главное – вернуться, – вставил Скаут.

– Вот именно, вернуться, – Бибик кивнул, – придется вам поделиться своим замечательным зельем. Вижу, оно неплохо работает. Вон вы какой бодрый.

– У вас тоже не самый утомленный вид, – недовольно заметил Дорогин.

– Так это ж только вид, – сказал Скаут. – А внутри у нас так и крутит все, так и крутит. Такой Зов, сил нет!

Надо заметить, тут Скаут не врал. В животе крутило и урчало, просто жуть. Но это был зов другого рода, под кустик.

– Так я и знал. – Полковник отвернулся и на какое-то время уставился в заросли. – Хорошо. Вы получите по одной дозе. Хватит на шесть часов. Но только в Припяти.

– А не поздно будет? – Бибик помотал головой. – Выдайте прямо сейчас, а мы уж сами решим, когда уколоться.

– Сейчас еще рано!

– Рано, – согласился сталкер. – А если в Припяти мы случайно разделимся? Случаи ведь всякие бывают.

– Мы ж не для себя, – смягчился Скаут. – Для вас стараемся. Чтобы как лучше. Не, ну для себя тоже, но и о деле не забываем.

– Дипломаты хреновы. – Дорогин пошарил в нагрудном кармане и вынул две пластиковых капсулы, вроде тех, что хранятся в армейских аптечках. – В каждой по две таблетки. Одну сейчас, одну через шесть часов. И сутки не пить, иначе печени лишитесь!

– Воду-то можно? – хмыкнул Скаут.

– Неужели знакомое слово? – деланно удивился полковник.

– Конечно, я же в ней моюсь.

– Другое дело. – Бибик стянул маску, забросил таблетку в рот, но с земли так и не поднялся. – Еще бы пивка, да, Скаут?

– Я же сказал… – Дорогин чуть повысил голос.

– Да это он меня подначил, – Скаут махнул рукой и встал. – Каменное сердце у человека. Я теперь сутки буду слюной захлебываться, а он прикалываться по этому поводу. Идемте, господин полковник, пусть он тут сидит, как плюшевый мишка на диване, пока его моль не сожрет.

Бибик «на диване» не засиделся. Очень скоро он нагнал товарищей и жестом потребовал остановиться.

– Ну что еще? – недовольно спросил Скаут.

– На дозиметр посмотри, – посоветовал Бибик. – Фон к десятке подбирается, нельзя дальше. Придется лесом обойти, через дачи.

– Кабаньей делянкой? – Скаут вздохнул. – Опять беготня. Да и не выиграем ничего. За болотом косогор, там та же десятка, только рысью не проскочишь. В горку-то не сильно разбежишься. Давай лучше здесь рванем.

– И что дальше? Переобуемся? У тебя сапоги запасные имеются? Все изотопы на ногах потащим. Нет, придется обойти. А косогор не всегда фонит. Там вроде аномалии что-то. Иногда за десятку зашкаливает, а иногда по ноль пять на нос выходит. Считай, до Владика и обратно на самолете прокатился.

– Да ничего мы не потащим! Дождем смоет.

– Дурак, что ли? Пока смоет, ты такую дозу хапнешь, никакие таблетки не спасут. А водкой предохраняться нельзя, слышал же, что господин полковник сказал. Идем в обход. Точка! Я правильно мыслю, товарищ командир?

– Ты уже определись, товарищ я тебе или господин, – Дорогин усмехнулся. – Но мыслишь верно. Кабанов бояться – в лес не ходить.

– Вот! – Бибик хлопнул Скаута по плечу, разворачивая в нужном направлении. – Шагай, лентяй.

Маскируя страх, Скаут изобразил на лице крайнюю степень неудовольствия. Это должно было подтвердить версию Бибика, что проводнику действительно всего лишь лень нарезать лишние километры. Кабанов он боялся не больше, чем других мутантов, но и не меньше. Особенно его нервировало, когда эти здоровенные твари – полутора метров в холке, облезлые, как паршивые псы, с отвратительными мордами и огромными клыками, почти бивнями, – выскакивали из зарослей лоб в лоб. Отпрыгивать с пути этих локомотивов и одновременно стрелять было жутко неудобно, но завалить кабана из «калашникова» можно было только в упор. Вдогонку палить не имело смысла. Только если очень любишь корриду и схватка с раненым, а значит, особо злобным зверем для тебя в кайф. Лично Скаут получал удовольствие от абсолютно других занятий, поэтому старался всадить зверю десяток пуль с минимального расстояния и в самое уязвимое место. Иногда это получалось, иногда нет, и тогда приходилось импровизировать. То есть тратить уйму сил. Это не было проблемой, когда группа ходила по окраине. Устал, вернулся на базу, отдохнул – и все дела. Но сейчас-то до возвращения оставалась целая вечность. Вот почему Скаут и воспринял план Бибика без всякого энтузиазма.

«То есть даже не от страха, а просто из практических соображений, – нашел себе оправдание Скаут. – И лень тут тоже ни при чем. Похмелье – другое дело, но не лень».

К востоку от покинутой тропы оказалось действительно чище, но только в плане радиации. Заросли там были такие, что пришлось буквально продираться, ломая сплетенные ветки и кустарник руками, прикладами и ногами, а частенько работая еще и ножами. Скаут даже пожалел, что под рукой нет мачете.

«Тот рубака, может, потому и таскает с собой полноразмерный клинок. Неудобно с ним, но если часто в центр Зоны забредаешь, оно того стоит. Хотя, скорее всего, просто сдвинутый он».

– Интересно, где Паркер прошел? – остановившись, чтобы передохнуть, озвучил свои мысли Бибик. – Незадолго до «хвоста» я его следы видел. Но прямо он не пошел. Хоть и «под давлением» был полковник, а сообразил, что впереди горячо. Но и заросли целые. Неужели к западу отклонился?

– Это плохо? – спросил Дорогин.

– Нормально, если его в Буряковку не занесет. Там сплошные болота, да и с аномалиями в последнее время все в порядке. «Жгучего пуха» целые рощи.

– Зов не даст ему так сильно отклониться от маршрута, – возразил Скаут. – Выйдет к «железке», да и потопает по шпалам. В Янове его и перехватим.

– Перехватим. – Бибик взглянул на Дорогина, будто собираясь спросить о чем-то важном. – Если нас самих не «перехватит»… Зов этот треклятый. Да, господин полковник?

– Что опять? – Дорогин недовольно посмотрел на сталкера. – Таблетки перестали действовать?

– Нет, пока все нормально, только… скажите честно, мы за чем идем? За каким таким артефактом? Может, это не артефакт вовсе? Может, вам на источник Зова захотелось взглянуть?

– А есть разница?

– Да как вам сказать? – Бибик коротко и как-то нервно рассмеялся. – Есть разница между брошенной гранатой и ее осколком? Так и между аномалией и артефактом.

– Думаю, ты утрируешь, – полковник покачал головой. – Но, в любом случае, мы идем не за источником, успокойся. Как ты себе это представляешь – принести аномалию? Абсурд!

– А я и не говорил «принести», я говорил «взглянуть», – Бибик погрозил Дорогину пальцем. – Ой, темните вы, господин полковник! А мы, между прочим, подписывались только до бункера вас довести. Об источнике Зова речи не было.

– Ее и сейчас нет, – Дорогин шагнул к зарослям, показывая, что передышка, а вместе с ней разговор окончен.

– А если мы снова присядем тут на пенек и подождем, когда вы созреете для откровенного ответа? – Бибик встал в позу, уперев руки в бока.

Дорогин отреагировал необычно живо. Вместо того чтобы снова изображать большое начальство, он вдруг прыгнул в сторону проводника, как большой и очень сердитый тигр, в шаге от Бибика резко присел и выполнил шикарную подсечку, в народе именуемую «Хвостом дракона». Проводник грохнулся на спину, но в следующее мгновение также проявил неожиданную для своей комплекции прыть. Он перекатился на два метра вправо – дальше не позволили заросли – и прыжком, прямо из положения лежа на спине, встал на ноги. Но Дорогина ничуть не смутила такая ловкость немолодого мужика с далеко не акробатической фигурой. Он все с той же грацией матерого тигра вновь сократил дистанцию и сунул ствол винтовки Бибику под маску. Компенсатор «СВУ» уперся проводнику под нижнюю челюсть. Бибик бросил автомат и застыл, разведя руки в стороны.

– Теперь стой вот так и слушай, – негромко, но очень внятно, проговаривая каждую букву, сказал полковник. – Выпендреж кончился. Ты больше не гражданский, понял меня? Считай, что я тебя мобилизовал. Будешь выполнять приказы, как нормальный военный. А вопросы засунешь себе в задницу вместе с языком. Ясно?

– У-у, – Бибик едва заметно качнул головой.

– Я извиняюсь… – Скаут сделал шаг к живой скульптуре «Дорогин, закрывающий пасть Бибику», но был вынужден замереть почти в такой же позе, как и товарищ.

Дорогин левой рукой молниеносно выхватил из ножен штык-нож и приставил к горлу Скаута. Причем не как в кино – лезвием к кадыку, а острием к району сонной артерии. Одно легкое нажатие – и здравствуйте, предки. Сначала Скауту стало до одури страшно, но уже через секунду на смену страху пришло раздражение. Полковник зарывался. Хотя виноват в этом был, конечно, Бибик. Ну, прощупал разок Дорогина, ну, прокатило, но ведь с самого начала было видно, что этот полковник только притворяется увальнем и штабным истуканом. Неужели такой опытный проводник, как Бибик, этого не рассмотрел?

– Ты хотел что-то спросить? – Дорогин бросил короткий взгляд на Скаута.

– А-а… ну-у… как бы нет, – сдавленно пробормотал Скаут. – И давайте обойдем острые темы стороной. Я в рейде не бреюсь.

– Очень хорошо. – Дорогин так же быстро и красиво спрятал нож в ножны, а затем, после заметной паузы, отпустил с миром и Бибика. – Оба пойдете впереди. Бибик первым. Остановитесь без разрешения, получите по законам военного времени. Ясно?

– Типа того, – потирая шею, ответил Скаут.

– Я не слышу, ясно?!

– Так точно! – негромко, но дружно ответили сталкеры.

– Шагом марш!

Бибик угрюмо засопел, поднял с земли автомат и продолжил нелегкий путь через тернии… к новым зарослям. Скаут мысленно выругался в адрес товарища, затем так же беззвучно обматерил полковника и потопал следом.

– Доигрался, – минут через десять тяжелого пути прошипел он в затылок Бибику. – Сейчас бы самое то отдохнуть, так ведь не получится. Полковник скальп снимет. Спасибо тебе, о мудрейший вождь Драный Бубен. От всего племени и от примкнувших к нему бледнолицых.

– Пошел ты! – Бибик попытался исподтишка двинуть напарнику локтем в живот, но не достал.

– Отставить разговорчики! – приказал Дорогин. – Если есть мысли по существу, обращайтесь ко мне.

– Голову распирает, аж глазам больно, господин полковник, – пожаловался Скаут. – Вы не чувствуете?

– Чувствую. Это Зов. Таблетки блокируют только основной эффект. Побочные остаются. Придется потерпеть.

– А не разорвет? Если кровью башка переполнится, можно и без глаз остаться.

– Это только ощущение. На самом деле крови у тебя в голове не прибавилось.

– Мозгов – подавно, – буркнул Бибик.

– Была команда разговаривать?

– Виноват.

– Следите за дорогой, проводник.

– Есть. Разрешите доложить?

– Докладывайте.

– Впереди опушка. На ней, левее маршрута на тридцать метров, скопление противника до десяти голов… точнее – рыл. Все как один мутанты вида «кабан». Нас уже учуяли, перегруппировываются для фланговой атаки. Вероятное время контакта – через тридцать секунд. С учетом помех в форме зарослей – через тридцать одну. Есть предложение… рвать когти!

– Прокладывайте путь, я прикрою, – приказал Дорогин, поднимая винтовку. – Скаут, работать!

– Завсегда, – проводник кивнул. – В смысле… есть!

Сталкеры принялись проламываться сквозь заросли с удвоенным рвением, но кабаны разбирались в этом деле гораздо лучше. Они пробили кустарник ровно за одну предсказанную Бибиком секунду и очутились в тылу группы, всего в двадцати метрах от Дорогина. Полковник попятился, но при этом сумел прицелиться и уложить первого монстра точным выстрелом. Тяжелая винтовочная пуля легко пробила прочный череп кабана, но рухнул он, только пробежав еще метров пять. Дорогин выстрелил дважды, завалив следующего мутанта и один раз промазав, после чего начал работать ногами втрое быстрее. Кабаны на пару секунд притормозили, но затем перепрыгнули через трупы сородичей и помчались во весь опор. Дорогин выстрелил еще два раза и завалился вправо, уже просто не успевая нормально отпрыгнуть. Два кабана проскочили мимо, но еще два резко ударили копытами в землю, встали как вкопанные, а затем начали разворачиваться, одновременно опуская уродливые рыла к земле. Дорогин кое-как поднялся и бросился в кусты, но вновь уйти с линии атаки ему не удалось. Полковник на ходу развернулся и дважды выстрелил в правого зверя. Обе пули легли в цель, но мутант остался на ногах и ринулся вперед, лишь немного отстав от сородича. Дорогин истратил последние три патрона и уложил-таки подранка, но против здорового зверя у него эффективного оружия уже не было – перезарядить винтовку просто не оставалось времени.

Выжил полковник только по воле случая. Кабан с ходу налетел на скрытый в зарослях здоровенный пень, разнес его буквально в труху и, сбившись с направления, пронесся мимо Дорогина, лишь слегка задев полковника облезлым боком. Но Дорогину хватило и этого. Он, будто резиновый мячик, отлетел влево и рухнул практически на руки спешащему на выручку Скауту. Сталкер не удержал равновесия, сел на пятую точку, тут же столкнул Дорогина на землю и поднял автомат. Кабан снова затормозил, но развернуться для новой атаки не успел, все-таки законы физики в Зоне никто не отменял, и на мутантов все эти произведения масс и ускорений действовали так же, как и на людей. Пока зверь боролся с силой инерции, Скаут успел прицелиться и нажать на спусковой крючок. Пули «АКМ» были не такими тяжелыми и убойными, как винтовочные со стальным сердечником, зато летели не поодиночке. Три коротких очереди в упор вспороли кабану брюхо, и он рухнул, запутавшись в собственных кишках.

– Сюда! – из кустов высунулся Бибик. – Вставайте! Или ползите, только живо!

Скаут, хоть и едва шевелился от пережитого стресса, выполнил приказ мгновенно, а вот полковник сумел выбраться из зарослей только спустя несколько секунд и не без помощи Бибика. После столкновения с кабаном его заметно покачивало, а левая рука полковника висела плетью.

– Сломали, что ли? – обеспокоился проводник.

– Отбил, пройдет, – Дорогин оглянулся. – Там еще кабаны остались. Новую атаку не пропустим?

– Да вроде бы тихо стало, – прислушавшись, с сомнением проронил проводник. – Может, на свою тропу вернулись?

– Кабаны не отступают, это тебе не фрицы, – возразил Скаут. – Кто-то их отвлек, наверное.

– Ну и хрен с ними, – Бибик окинул взглядом Дорогина. – Идти сможете?

– Ведите, – полковник, с трудом работая левой рукой, перезарядил винтовку и кивком указал вперед. – Это и есть косогор с «уклоном» в десять рентген?

– Да, вон там он, через лужайку с ручейком, – Бибик махнул в сторону покрытого молодняком пригорка. Подъем начинался за болотцем, посреди которого угадывались очертания поросшего камышом канала. – Но сегодня у нас, похоже, удачный день. Пока дозиметр вообще почти молчит. Ноль три. Детский свист, а не доза. Смерть под лучом на сегодня отменяется.

– Загнемся завтра, – хмыкнул Скаут. – Хотя после кабаньей атаки ничего не страшно.

– Ну почему? – Бибик покачал головой. – Еще бывает хоровод с полтергейстами. Если задержимся на другом краю этого леса, поблизости от виадука, сможем испытать на себе. Со стороны выглядит жутко забавно. Десятка два почти нереальных монстров, типа привидений, крошат людей в капусту и ржут при этом, как нечисть из «ужастиков».

– А изнутри хоровода как это выглядит?

– Изнутри? – Бибик как-то странно покосился на полковника. – А некому рассказать, как это изнутри. С одним «полтом» встретиться – это смерть пятьдесят на пятьдесят, с двумя и больше – сто процентов. А вы почему интересуетесь? Хотите силы попробовать? Вам кабана мало? Ну, так я вам скажу кое-что, для полной ясности. Мы спортивной охотой тут не занимаемся. За этим делом вы к частным лицам обращайтесь.

– Снова начинаешь философствовать? – Дорогин помассировал ушибленное плечо и поморщился.

– Виноват, – Бибик сделал несколько шагов в сторону и вытянул руку вперед. – Во-он там Припять, а вон там станция. Лес мешает, но кое-что рассмотреть можно. Трубу почти видно. Если взять левее, выйдем к мосту. Вот под ним и будут полтергейсты, если нам перестанет везти. А проскочим, дальше все просто, если заросли в расчет не брать. Топаем до гаражей, потом по берегу до пристани и по Огнева до больнички.

– Получается, мимо станции пойдем?

– Километрах в двух от нее, даже с половиной. А что? Думаете, если по городу двинемся, легче будет?

– В Припяти нам предписано действовать по обстановке.

– Ну вот.

– Но здесь пока не Припять, – хмуро заявил Дорогин. – Маршрут проложен до юго-западной окраины, а не до восточной.

– Блин! – Бибик едва сдержал более веское ругательство и отвернулся. – Да сколько же можно упираться?! Вы думаете, мне собственная жизнь не дорога? «По обстановке» началось еще три километра назад, когда мы в «горячую» лужу чуть не вляпались! Неужели непонятно?

– По маршруту шагом марш, – спокойно приказал Дорогин и демонстративно положил винтовку на плечо.

– Тогда нам снова через кабаньи делянки, – саркастично заявил Бибик. – Их тут до самой «железки» полно. Но сначала все равно на косогор. Не будете возражать хотя бы, если Скаут меня сменит?

Скаут перехватил взгляд полковника, едва заметно покачал головой и двинулся первым.

«Вот уж нашла коса на камень. Один упрямый до тупости, другой тупой до упрямства. Ну, в смысле от упрямства… или… короче, без разницы. Два сапога пара – это точно. Бибик, наверное, в той жизни тоже каким-нибудь полковником был. Или большим начальником. Хотя нет, начальники так не скачут. А этот… р-раз! И на ногах. А говорил, что никакими единоборствами не владеет. Вот так ходишь по самому краю, а с кем ходишь, кто твой напарник на самом деле – не знаешь. Сам я тоже, получается, мутный тип, но это что касается биографии. Больше-то ничего от друзей не скрываю. А Бибик скрывает. И не факт, что только биографию и навыки. Может, и еще что-то, делишки какие-нибудь. Может, даже серьезные, для которых нелегальная сетевая торговля артефактами – только прикрытие. А что, очень даже может быть. Лично мне на это начхать, ясное дело, но иметь в виду будет полезно».

Перейти «лужайку» и взобраться на косогор удалось без приключений, а вот дальше началось нечто непонятное. Даже всезнающий Бибик заявил, что не может объяснить, отчего радиационный фон вдруг резко изменился, заставив дозиметры запищать на пределе возможностей. Единственное, в чем сталкер был уверен, так это в том, что «горячая» зона «открылась» позади, а значит, группе нужно всего-то ускориться. Так и было сделано, однако спринтерский забег закончился на полпути к железнодорожной насыпи.

На бывшем шоссе, идущем параллельно «железке», развернулась жаркая схватка между псевдогигантом, сворой слепых псов и несметным полчищем тушканов, выбравшихся из разрушенных строений по ту сторону дороги. Свалка была настолько грандиозной, что полностью перекрывала маршрут. Какие коврижки не поделили эти мутанты, издалека было не понять, а подходить ближе, чтобы удовлетворить любопытство, посчитал неразумным даже любознательный Дорогин. Слепые псы с остервенением атаковали неповоротливого, но почти неуязвимого благодаря толстой шкуре гиганта, а тушканы рвали замешкавшихся псов, набрасываясь сзади и пытаясь прокусить им холки своими длинными кривыми зубами. Псы отвечали, отгоняли тушканов и снова набрасывались на псевдогиганта. Схватка шла с переменным успехом, но уступать никто из дерущихся монстров не собирался, а значит, затянуться кровопролитие могло надолго.

– Первый раз такое вижу, – сообщил Скаут. – Это их от Зова так прет?

– Ребята говорили, что ближе к центру Зоны мутанты начинают «просыпаться» и глотки друг другу рвать, – сказал Бибик. – Выходит, не врали.

– Мутанты?

– Ребята. Ну, что будем делать? Ждать, пока это безобразие прекратится?

– Прекратится это – начнется новое, – заметил Скаут. – Тут у зверья тоже тропа накатана.

Скауту никто не возразил, поскольку возразить было нечего. Сталкер был прав на все сто. Получалось, что попасть в Припять группа могла только по новому, предложенному Бибиком маршруту, нырнув под мост и взяв курс на расположенные у изгиба улицы Огнева гаражи.

Скаут с опаской взглянул на Дорогина, ожидая, что полковник снова заартачится, но тот проявил характер иначе. Он мужественно признал, что теперь выбора нет, и разрешил Бибику вести группу новым маршрутом. Скаут незаметно выдохнул с облегчением. Похоже, группа наконец-то начала «притираться». Поздновато, конечно, но лучше поздно, чем никогда.

Ходоки двинулись к мосту, но тут «притирка» получила новый импульс. Заросли прямо по курсу затрещали под ногами каких-то очередных монстров, наверное, учуявших кровь, и ходоки, не сговариваясь, рванули по шпалам в сторону станции Семиходы.

Скаут точно знал, что на заброшенном полустанке лучше не задерживаться, а в идеале – и вовсе не появляться. Остановочная платформа попадала в так называемый «внутренний круг», иначе говоря, в «центр центра» Зоны, и кроме того, что там неизменно держался высоченный радиационный фон, так еще встречались особо жуткие мутанты, вроде все тех же полтергейстов. Но сейчас выбора не было. Скауту пришлось усилием воли задавить страх и поднажать, чтобы не отстать от товарищей. Когда же по ржавым рельсам звякнули несколько пуль, Скаут поднажал еще и вырвался вперед. Якобы лишь для того, чтобы предупредить Бибика о новой опасности.

– Вниз давай, в кусты! – Скаут махнул рукой. – Бандиты на хвосте!

– Какие, к черту… – напарник на миг обернулся, проглотил окончание фразы и спрыгнул с насыпи. – За мной!

И снова никто не возразил. «Притирка», похоже, закончилась. А может быть, просто опять не нашлось повода для спора. В зарослях неподалеку угадывались контуры нескольких зданий промышленного назначения, построенных из железобетонных блоков и плит. Выглядели они вполне надежным укрытием, так что замысел Бибика был предельно понятен.

Бибик быстро нашел замаскированный кустарником вход в одно из зданий и, что было не легче, почти моментально проложил маршрут внутри него, между завалами из строительного мусора и ржавых, хитро сплетенных металлоконструкций. Группа оказалась в просторном, но основательно захламленном помещении, вроде заводского цеха. В передней стене зиял огромный пролом, а часть плит перекрытий была обрушена. До Скаута вдруг дошло, что гнутые металлические балки – это не что иное, как останки подъемного крана, видимо, стоявшего неподалеку от цеха и рухнувшего на здание во время Второй катастрофы. В целом, здесь можно было продержаться достаточно долго, хватило бы патронов и хладнокровия. Лично у Скаута первого было предостаточно, а вот запас второго стремительно истощался.

Позиции выбрал Дорогин. Он разместил товарищей по огневым точкам за бруствером из щебня и приказал стрелять только наверняка.

– Сзади они не зайдут, глухая стена. Полезут через пролом, там их и будем укладывать. Как здесь с фоном, Бибик?

– Паршиво, господин полковник, – проводник поморщился. – Дольше часа тут лучше не засиживаться. Одно утешает: у нас костюмчики получше, чем у «монолитовцев». Они раньше блевать начнут, а значит, и отойдут куда подальше.

– Это «Монолит», ты уверен?

– Они, точно. Но это цветочки. Вон там, слева, переход в соседнее здание, оттуда могут полтергейсты нагрянуть, а из подвалов карлики выползут, как только жареное учуют.

– И крысы, – добавил, поежившись, Скаут. – «Херово мы попали, пацаны». Как в том кино с душманами. Только «вертушки» к нам на выручку не прилетят.

– Не прилетят, – спокойно подтвердил Дорогин. – Сейчас над Зоной летать нельзя. Кроме дождя, еще и предвестники Выброса мешают. Электрические разряды, вроде мини-молний, проскакивают. С земли их не видно, но с воздуха вид, будто над светящейся сетью летишь. Электронику можно сжечь.

– Я слышал, у белорусов на базе в Гдене пара специальных «вертушек» стоит. Как раз для полетов сквозь такие «сети», – заметил Бибик.

– Есть такое дело, но вызвать их не получится, – полковник приготовился к бою. – Придется действовать своими силами.

– А прикрытию никак нельзя просигналить? – с затаенной надеждой спросил Скаут. – Кто-то же нас прикрывает, кроме того чела с саблей.

– Связи не предусмотрено, – отрезал Дорогин. – К бою!

Первая атака «Монолита» была типичной разведкой боем, и отразить ее не составило никакого труда. Бойцы подошли к зданию, заглянули в пролом, постреляли для блезира и отошли. Отражать было, собственно, и нечего. Скаута такое начало даже слегка разочаровало. Зато когда «монолитовцы» полезли повторно, от разочарования не осталось и следа. Рикошетирующие от гнутого железного хлама и бетонных стен пули сыпались, казалось, со всех сторон, даже снизу, а вражеские бойцы так и норовили прорваться на расстояние вытянутой руки и вступить в рукопашную. Дрался Скаут так себе, поэтому попытки врага старался непременно пресечь, зачастую слишком сильно высовываясь для улучшения обзора из укрытия и рискуя получить пулю.

Провалив вторую атаку, «монолитовцы» не огорчились и очень скоро пошли в третью. Но теперь они сделали то, что следовало сделать еще в самом начале. Несколько бойцов забрались на крышу и открыли огонь через пролом в потолке. Теоретически на этом оборона пустого цеха тройкой отважных ходоков должна была и закончиться, но с десантом на крыше произошел какой-то непонятный казус. Все пять или шесть бойцов один за другим свалились с десятиметровой высоты и погибли, кто ударившись о бетонные обломки, а кто нанизавшись на железные балки. Что за ветер сдул их с крыши, стало понятно, когда ситуация сменилась, что называется, «до наоборот», и по наступающим «монолитовцам» с той же крыши открыли огонь из «бесшумного» оружия неизвестные. Скаут не сомневался, что это команда прикрытия, хотя и был несколько удивлен, что прикрывают штабную группу только двое. Спецназ – это, конечно, звучит гордо, но не настолько же.

«Тут Казакевич что-то перемудрил, – подумалось Скауту. – В смысле, наоборот, не продумал. Решил показать, что его спецы самые крутые в мире? А стоит ли выеживаться, если в случае провала миссии рискуешь звездочками? Ну да ладно. На безрыбье и сам встанешь раком. Пятеро – не трое, теперь точно продержимся».

Не прошло и пяти минут, как обстановка улучшилась до совсем уж распрекрасной. Из заваленного щебнем почти под потолок перехода в соседнее здание вместо обещанных Бибиком полтергейстов осторожно выглянул… полковник Паркер! Судя по его жестам, из цеха-соседа было вполне реально уйти прямиком в город. Оставалось только добраться до этого перехода, то есть проползти половину цеха под огнем противника.

Ближе всех к Паркеру оказался Скаут, поэтому Дорогин не сомневался ни секунды. Он жестом приказал сталкеру доползти до перехода и выбрать там позицию, с которой ему будет удобно прикрывать остальных.

Предложение было сильно заманчивым, но и сильно опасным. Да, товарищи обещали прикрыть огнем, но только вот враги на их огонь реагировали не так, как должны были. Они не прятались за щебеночными завалами, а оставались на своих позициях и поливали свинцом в ответ. В общем, приказ Скаут выполнил далеко не сразу. Пару минут он настраивался, выжидал, когда поутихнет стрельба, не дождался, стиснул зубы и пополз, ежесекундно ожидая, что в висок тюкнет шальная пуля и цепочка удачных обстоятельств на этом оборвется.

Висок остался цел, но цепочка все-таки оборвалась. Причем по типичной для Зоны причине. На полпути к переходу прямо перед носом у Скаута вдруг зашевелилась куча щебня, и на поверхность, часто моргая желтыми подслеповатыми зенками, выполз карлик. Встреча с человеком стала неожиданностью и для мутанта, но он не растерялся, подкинул с помощью пресловутого телекинеза в воздух увесистый камень и запустил им в Скаута. Проводник успел пригнуться, и камень угодил ему не в лоб, а только вскользь ударил по спине, прямо по хребту. Доспех выдержал, но боль все равно была достаточно сильной. Скаут невольно подался назад, почти сел… и тут же получил сразу две пули: в грудь и в плечо.

Скаут завалился на бок и сполз в глубокую щель между завалами. То, что ранен, он понял сразу, но боли пока не было, и Скаут сосредоточился на возможной атаке карлика. Мутант по какой-то причине повторно атаковать не стал. И проводник, выждав около минуты, расслабился. Скорее всего, недомерка уничтожили ходоки. Или он тоже попал под огонь бандитов? Теперь было неважно. Теперь Скаут мог сосредоточиться на ранах.

Онемевшее плечо на фоне второго ранения было полнейшей ерундой. А вот простреленная навылет грудь доставляла серьезные неудобства.

Во-первых, Скауту было трудно дышать, а во-вторых, по телу наконец-то начала разливаться тупая боль. С одной стороны, если болит, значит, не умер. А пока не умер, есть шанс выжить. Но, с другой стороны, боль становилась все сильнее, и очень скоро ни о каких шансах думать уже не хотелось. Все мысли занимали три вещи: боль, одышка и страх смерти. Особенно сильно донимал именно страх. Нет, быть раненым Скауту определенно не нравилось.

«А как романтично это выглядит в кино! Мужественные солдаты стойко переносят боль и даже умудряются подшучивать над взмыленными сестричками, которые тащат их на собственном горбу в тыл… Бред какой-то! На самом деле от этих ран никакой романтики, одни проблемы. Ни с места сдвинуться, ни вдохнуть нормально… И очень больно, черт возьми! А еще кровью истечь можно, блин! И ведь истеку, если не удается перевязаться. Вот уж попал, так попал! Спасибо, товарищ Дорогин, удружили!..»

…Полковник Дорогин не слышал мысленной «благодарности» Скаута, но и без того прекрасно понимал, что проводника надо выручать. Вот только никакой возможности для этого ни у него, ни у других просто не было. Противник не жалел патронов, будто совсем недавно ограбил склад боеприпасов. Ни прорваться к Скауту, ни даже поднять головы ходоки не могли. И продолжалось это долгие десять минут. Но через десять минут прижавший группу к земле шквальный огонь прекратился как-то на удивление разом. Будто выключили. Щелк, и больше ни одной очереди, ни одного выстрела.

Дорогин, приподнял голову и увидел, что бандиты быстро отползают к пролому в дальней стене. Двое бойцов авангарда, залегшие в воронке перед самыми позициями ходоков, попытались присоединиться к товарищам, но как только первый показался в зоне поражения, Дорогин тут же всадил ему в затылок пулю. Второй нырнул обратно в воронку и стащил тело товарища вниз. Дорогин, на всякий случай, прижался к земле, ожидая ответного огня из пролома, но бандиты почему-то не стали прикрывать неудачно отколовшийся авангард. У Дорогина даже возникло ощущение, что они вовсе ушли из цеха. И, похоже, так же поступили мутанты. Все карлики, выползшие одновременно с тем, который помешал доползти Скауту, словно по команде, зарылись в землю и исчезли из поля зрения, а шнырявшие с самого начала перестрелки по полю боя крысы разбежались по щелям в стенах.

Все это показалось полковнику странным, но удивлялся он недолго. Ровно до того момента, когда посреди зала вспыхнул маленький темно-красный огонек. Первой мыслью было, что противник оставил какую-то хитрую «игрушку», вроде мины с таймером, и это светится индикатор, но по мере того как свечение становилось интенсивнее, версия теряла свою силу. Примерно через минуту огонек превратился в светящуюся красным полусферу размером с половинку футбольного мяча, а затем – с половину метеозонда и начал расти в высоту. Было примечательно, что красное свечение не освещало угрюмые мшистые стены. Багровая полусфера росла, будто вздувающийся на поверхности болота пузырь, постепенно меняя цвет на вишневый и едва заметно пульсируя.

– Замри, полковник! – рядом с командиром возник Бибик и прижал Дорогина к земле. – Даже не дыши!

Когда высота «пузыря» достигла примерно пяти-шести метров, он прекратил расти, свет внутри него почти погас, а по поверхности начали расползаться черные потеки, будто внутри пузыря взорвался и расплескался по стенкам баллон с черной краской.

– Что за… черт? – полковник опустил винтовку. – Аномалия?

– Это «Черный ангел», – шепотом ответил сталкер. – Редкое явление. Наблюдается только незадолго до Выброса и только в радиусе трех километров от саркофага. Держится всего минут десять-пятнадцать, зато успевает испарить все, что шевелится.

– Испарить? Как это?

– Сейчас увидите. Первая фаза почти закончилась… теперь глядите в оба!

Черная «краска» внутри пузыря стекла на землю, свет снова стал ярче, и Дорогин сумел рассмотреть, что происходит внутри аномалии. Двое попавших в нее «монолитовцев» встали – причем и живой, и мертвый! – и подняли руки, словно пытаясь дотянуться до высокой ветки. При этом рассмотреть их лица или детали одежды было совершенно невозможно: люди превратились в черные пятна. Дорогин вспомнил сцену из детства: на морской набережной художник вырезал из черной бумаги профили отдыхающих. То, что Дорогин видел сейчас, было очень похоже на ту аппликацию, только аномалия «вырезала» силуэты в полный рост. И не из бумаги. В какой-то момент черные фигуры вытянулись до предела, на миг замерли и… начали рассыпаться на разнокалиберные фрагменты, стремительно улетающие вверх и исчезающие под куполом аномалии. Не прошло и трех секунд, как от фигур не осталось и следа.

– Третья фаза, – шепнул Бибик. – Сейчас начнет копать.

– В смысле?

– Доставать из-под земли всех, кто там спрятался.

Внутри пузыря действительно начали появляться новые черные фигуры: человекоподобные, но слишком низкорослые. Это «ангел» добыл из-под грунта спрятавшихся там карликов. Процедура «испарения» была не самым веселым шоу, но Дорогин смотрел, как зачарованный.

– Вширь расти больше не будет, так что можете дышать и шевелиться, – сообщил Бибик. – Я к Скауту.

Чтобы пробраться к товарищу, Бибик был вынужден проползти по открытой местности метров десять, но пока в цехе хозяйничал «Черный ангел», ничем особо страшным появление на условном бруствере сталкеру не грозило. Он рисковал разве что поскользнуться и съехать по куче щебня прямиком в аномалию. Ситуация на трезвую голову почти нереальная.

Сталкер без проблем дополз до укрытия Скаута, спрыгнул вниз и присел рядом с товарищем. Предчувствия Бибика оказались верными. Скаут был тяжело ранен. Две пули прошили навылет левое плечо и грудь примерно в области верхушки легкого. Скаут не мог нормально дышать – только часто и поверхностно – и едва шевелился от большой потери крови.

Бибик быстро осмотрел раны и принялся распечатывать аптечку.

– Не ломайся, – хрипло прошептал Скаут. – Кранты мне.

– Молчи, да? – Бибик расстегнул ремешки разгрузки Скаута, а затем и бронежилет. – Простреленное легкое – это не кранты, а временное неудобство. Главное, обе дырки герметично заткнуть, чтоб воздух не подсасывало, где не положено. А плечо – это вообще ерунда. Сейчас промедола тебе вколю, и все дела. Как говорится, расслабься и получай удовольствие.

Уверенный тон и умелые действия напарника немного успокоили Скаута, но взбодрился он всего на полминуты. Потом снова скис.

– Сушняк, как с бодуна, – Скаут облизнул пересохшие губы.

– Порядок, – сообщил Бибик, заканчивая перевязывать грудь и приступая к наложению повязки на плечо. – Ты попей, чего мучаешься? Воды, а сверху «нон-стопа».

– А можно?

– Нужно. Ты ж не в живот пулю поймал. Пей, сколько влезет.

– Ты откуда все знаешь? – Скаут пошарил на поясе и отстегнул фляжку. – Доктор, что ли?

– Воюю давно. Не разбазаривай силы, пей.

– Хорошо. – Скаут приложился к фляге, но, сделав несколько глотков, поперхнулся, попытался закашляться и застонал от боли.

– Не спеши, – придерживая друга, сказал Бибик. – Время есть. Все успеем. Сейчас закончу тебя обматывать, и двинем, пока «ангел» не погас.

– Не пройдем, пока он горит, – Скаут покачал головой. – Паркер как раз за ним остался. Придется ждать, когда погаснет, и прорываться с боем.

– Ну, значит, прорвемся, – Бибик ободряюще улыбнулся. – Когда мы боялись драки?

– Я всегда боялся, – отворачиваясь, прошептал Скаут. – Трус я, Бибик. Натуральный, стопроцентный, пробы негде ставить! Я и в Зону пришел, чтобы от трусости избавиться. Только не выходит ничего.

– Что ты мелешь, дурачина? – Бибик прижал голову Скаута к груди. – Да таких, как ты, смельчаков в Зоне по пальцам можно сосчитать. Смелый – это ведь не тот, кто ничего не боится. Это тот, кто страх свой способен одолеть. А боятся все, уж поверь. И меня частенько трясет, как припадочного, только я скрывать это умею. А уж как ты это умеешь, «Оскара» можно давать.

– Что, правда? – Скаут слабо улыбнулся.

– За роль второго плана, – Бибик усмехнулся.

– Я насчет страхов. Получается, я все-таки избавился от… недостатка?

– Конечно, – Бибик ответил уверенно, словно отвечая «четыре» на вопрос «сколько будет дважды два». – Еще когда в первый рейд вышел. Даже раньше, когда в школу проводников завербовался. Так что не забивай голову. Ты один из лучших, парень, не зря же Казакевич тебя в этот поход отрядил.

– Теперь да, поздно голову забивать, – Скаут немного успокоился, взял автомат и уселся поудобнее. – Все. «Черный ангел» гаснет. Сейчас снова полезут. Уводи полканов, Бибик. Я прикрою.

– Все уйдем, – заупрямился товарищ. – Спецназ с крыши прикроет.

– Слышь, брокер, – Скаут криво улыбнулся. – Хоть сейчас не полощи мозги. Никуда мы не уйдем, если ты со мной на горбу попрешься. А спецназ вам еще в Припяти сгодится. Ты лучше постарайся из этой жопы целым выбраться и родителям моим помоги. Ты ж у нас богатый. Адресок у кадровика имеется. Поможешь?

– Помогу, – угрюмо пообещал Бибик. – Только и ты поклянись, что, если будет лазейка, уползешь и на маршруте нас дождешься.

– Это легко, – Скаут кивнул. – Дождусь. Только не уползти мне никуда. Так что извиняй, если больше не встретимся. Все, «ангел» погас, валите отсюда!

Бибик напоследок легонько хлопнул напарника по коленке и быстро выполз из укрытия. Скаут пристроил автомат на бруствере, положил рядом полный магазин и приготовился к неизбежному. Страха перед этим самым неизбежным почти не осталось. Была только тупая, придавленная наркотиком боль, решимость продать свою жизнь подороже и легкое сожаление, что успел сделать в этой жизни так мало.

«Мало, зато качественно, – подбодрил себя Скаут, почесав зудящий от промедола нос. – Ни за что не стыдно. Даже за трусость свою. Ведь я ее в конце концов победил. В конце концов… вот уж верно. Но не обидно. Было бы обидно, если б так и умер трусом, а когда уходишь победителем, это хорошо. Ну, в смысле плохо, но не обидно».

От «ангела» не осталось и следа, не считая свежих ям на местах вскрытых им «лежек» карликов, и в проломе дальней стены вновь замелькали тени. Упрямые бандиты снова собирались атаковать. Скаут прижал приклад к плечу и поймал в прицел первую тень.
Дата публикации: 15.08.2008
Прочитано: 3272 раз

Дополнительно на данную тему
Рассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - ВОРОН - УмникиРассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - ВОРОН - Умники
Рассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - Rain - Мысли ОтчужденногоРассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - Rain - Мысли Отчужденного
Рассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - shurik grek - ДорогаРассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - shurik grek - Дорога
Рассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - Максим Снежков - ЛоговоРассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - Максим Снежков - Логово
Рассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - Володя Иванов - Моя жизнь прошла...Рассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - Володя Иванов - Моя жизнь прошла...
Рассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - Hoknamahn - Неудачный деньРассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - Hoknamahn - Неудачный день
Рассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - Alex Traun - Прирождённый сталкерРассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - Alex Traun - Прирождённый сталкер
Рассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - Jaggerlin - Страж ЗоныРассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - Jaggerlin - Страж Зоны
Рассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - Khador - НевозвращенцыРассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - Khador - Невозвращенцы
Рассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - Gaj-Egor - БылоеРассказы по игре S.T.A.L.K.E.R. - Gaj-Egor - Былое

[ Назад | Начало | Наверх ]

Bloodborne Souls
Давно не умирали в играх? Сайт Bloodborne Souls расскажет о серии игр Souls и Bloodborne, в которых вы будете умирать десятки, сотни раз )). А в группе Bloodborne Demon’s Dark Souls вконтакте вы сможете поделиться своими впечатлениями и найти напарников для совместной игры.

Опрос
Какая книга вам больше понравилась?

Дезертир
Зона поражения
Линия огня
Сердце Зоны
Выбор оружия
Тени Чернобыля
Дом на болоте
Холодная кровь
Обратный отсчет
Мечта на поражение
Эпицентр удачи
Черный Ангел


Результаты
Другие опросы

Всего голосов: 6462

Рассказы по миру игры Сталкер
Чувство неизвестности
Мысли Отчужденного
Неудачный день
Невозвращенцы
Ядерный Взрыв
Пленники Зоны
Прорыв в Зону
Мысли у столба
Остаться в живых
На пороге смерти
Сталкер в тумане
Грустные истории
Двадцать Минут
Четвертый Блок
Блуждающий храм
Возвращение в Зону
Вольный стрелок
Судьба Сталкеров
Самый легкий рейд
Трудная мишень
Призрак зоны
Форма безумства
Критическая масса
Снимок на память
Изгнание Бесов
Черные Ангелы
День Рождения
В центре событий
Операция Кукловод
Тоскливый Зов
Призма вечности
Дневник Сталкера
Нормальные люди
Второе рождение
Цена прогресса
Черный Сталкер
Одинокий Волк
Не женское дело
Тринадцатый рейд
Ночное приключение
Чернобыльский Агент
Необитаемый остров
Погоня за солнцем
Загадочный дом
Вспомнить все
Мир Сталкера
Белый конвой
Последняя ходка
Тяжелая служба
Записки Сталкера
Камень Абсолюта
В ожидании смерти
Сталкерская дуэль
Большой поход
Ошибка Милтона
Охота на Меченого
Темный сталкер
Последний выброс
Поддержка с неба
Загадочный гость
Охота на людей
Васькина удача
Охранная грамота
Несколько страниц

Лучшие игры 2013 · Mass Effect · Турбо-суслик · Проблем нет! · Эзотерика


Powered by shade.exe
Генерация: 0.043 сек. и 9 запросов к базе данных за 0.003 сек.
Powered by SLAED CMS © 2005-2008 SLAED. All rights reserved.